графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки





Водоворот - любовно-исторический роман

Денис Бережной - певец и музыкант
Денис Бережной - певец и музыкант
Исполнитель романсов генерала Поля Палевского Взор и Красотка к On-line роману «Водоворот»


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора



Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика


Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Ранние произведения Джейн Остен («Ювенилии»)

Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»

Дейзи Эшфорд
Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»



Наташа Ростова - идеал русской женщины?


Слово в защиту ... любовного романа

Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Новогодняя история

«- Прошу вас! Умоляю, довезите меня до вагонного депо! − срывающимся голосом завопила Алена.
 Он задержался, удивленно глядя на нее.
 − Простите, я не занимаюсь бомбизмом. И зачем вам в вагонное депо?
 − Вы понимаете, я забыла сумочку, такую, на поясе… в вагоне… с деньгами… я не знаю, что делать, а вагон уже утащили в депо, а время уходит, − Алена в отчаянии частила, захлебываясь словами, пытаясь сдержать подступающие слезы.
 − Гм-м-м, что ж вы такая рассеянная? И большая сумма? Хотя, какая мне разница…»



По картине Константина Коровина «У окна»

«- Он не придет! – бормотала бабка, узловатыми скрюченными пальцами держа спицы и подслеповато вглядываясь в свое вязание. – Кажется, я опять пропустила петлю…
- Придет! – упрямо возражала Лили, стоя у окна и за высокими, потемневшими от времени и пыли стенами домов, возвышающихся за окном, пытаясь увидеть прозрачные дали, шелковистую зелень лесов и лугов, снежные причудливые вершины гор, жемчужную пену волн на зыбком голубом море...»

Если мы когда-нибудь встретимся вновь - рассказ с продолжением

«Даша вздрогнула, внезапно ощутив мурашки, пробежавшие по позвоночнику, и то вязкое напряжение, которое испытала тогда, рядом с ним, когда, казалось, сам воздух стал плотным и наэлектризованным... И что-то запорхало в сердце, забередило в душе, до того спящих... «Может быть, еще не поздно что-то изменить...»

Дуэль

«Выйдя на крыльцо, я огляделась и щелкнула кнопкой зонта. Его купол, чуть помедлив, словно лениво размышляя, стоит ли шевелиться, раскрылся, оживив скучную сырость двора веселенькими красно-фиолетовыми геометрическими фигурами...»

Рискованная прогулка

«Врубив модем, я лениво шлепнула по энтеру и зашла в сеть, зацепившись каблуком за невесть откуда возникший глюк. Зарегавшись свежим логином и тщательно запаролившись, я увернулась от выскочившего из какой-то безымянной папки файла...»

Один день из жизни...

«- Тын-дын. Тын-дын! Тын-дын!!! Телефон, исполняющий сегодняшним утром, - а, впрочем, и не только сегодняшним, а и всегда, - арию будильника, затыкается под твоим неверным пальцем, не сразу попадающим в нужную кнопку...»

Home, sweet home

«Первая строка написалась сама собой, быстро и, не тревожа разум и сознание автора. Была она следующей: "Дожив до возраста Христа, у меня все еще не было своей квартиры". Антон Палыч резво подпрыгнул в гробу и совершил изящный пируэт...»


У нас на форуме:

- Экранизация романа "Гордость и предубеждение"
- Фанфики по романам Джейн Остин
- Проблемы жанра любовного романа
- Образ Наташи Ростовой
- Нужна ли в XXI веке классическая литература
- Как опубликовать свое произведение
- Что не нравится в любовных романах
- Слово в защиту... любовного романа?



Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

Начало    Пред. глава

Глава XV

   Следующие несколько дней безостановочно лил мелкий и противный дождь, и от прогулок временно пришлось отказаться. Компания изнывала от скуки в четырех стенах, часами просиживая в гостиной или библиотеке, заводя одни и те же разговоры и играя в одни и те же карточные игры.
   Мисс Бингли не отходила от Фицуильяма, сопровождая его даже в бильярдную, где он тщетно пытался найти желанное уединение. Джорджиана по нескольку раз переиграла все пьесы, ноты которых только имелись в Розингсе, после чего вознамерилась учить игре на фортепьяно свою кузину.
   − Музыка чудесно воздействует на возвышенные натуры и смягчает суровые мужские сердца, - говорила она. – Неслучайно все героини романов прекрасно играют на музыкальных инструментах, тем привлекая внимание странствующих рыцарей и разочарованных в любви современных джентльменов, которые, едва заслышав первые аккорды чарующей мелодии, забывают о полях сражений или перестают изображать вселенскую скуку… Вот, попробуйте исполнить эту пьеску. Она небольшого размера и довольно легко играется. Нет, вы только посмотрите на мисс Бингли! Она опять мешает читать нашему кузену, приставая к нему с разговорами! Помню, она так же донимала моего брата в Пемберли, что в итоге он женится на другой, не такой приставучей леди.
   Энн, основным занятием которой в эти дни было рассматривание туч за окном в надежде увидеть проблеск на затянутом облаками небе, с удовольствием перебирала пальцами клавиши, извлекая на свет незатейливую мелодию, и без всякого удовольствия поглядывала на полковника и расположившуюся подле него мисс Бингли, к которым то и дело присоединялась Джорджиана, чтобы по ее словам, спасти кузена от ухаживаний настырной гостьи.
   − Конечно, он немного староват для меня, − бесхитростно делилась с Энн своими соображениями мисс Дарси. – У нас разница в четырнадцать лет. Но он намного красивее и умнее многих моих знакомых молодых джентльменов. Мисс Бингли определенно вознамерилась его окрутить, поэтому я сделаю все, что в моих силах, чтобы не дать ей такой возможности.
   Фицуильям не ошибался в своих предположениях насчет чувств, питаемых к нему мисс Дарси и мисс Бингли. Джорджиана видела в нем лишь очередного интересного мужчину,которым она была готова увлечься на время пребывания в Кенте. Мисс Бингли, крайне уязвленная женитьбой Дарси, находила в полковнике весьма подходящий объект для восстановления собственного достоинства, изрядно пошатнувшегося после досадной неудачи с его кузеном. Ей казалась очень занятной мысль заинтересовать собой полковника Фицуильяма и даже принять его предложение, что неминуемо стало бы известно Дарси и, возможно, заставило бы последнего сожалеть об упущенной возможности обрести такую красивую, богатую, обладающую надлежащими светскими манерами жену. Ни ей, ни Джорджиане не приходило в голову, что полковник мог испытывать склонность к тихой и, по их мнению, весьма невзрачной мисс де Бер, не замечая, как она похорошела в последнее время, благодаря нормальному питанию, долгим прогулкам на свежем воздухе, и особенно – вследствие некоего чувства, расцветшего от появившейся недавно надежды на взаимность.

   − Когда же закончится этот нескончаемый дождь?! – восклицала Джорджиана, стоя у окна рядом с Энн. – Еще несколько дней заключения в четырех стенах – и я умру от тоски! Через две недели у брата состоится свадьба. Мне придется ехать в Хартфордшир с Херстами и мисс Бингли и останавливаться в их доме, хотя я променяла бы все на свете на другую компанию. Хорошо, что кузен едет с нами… Интересно, есть ли в Хартфордшире интересные молодые джентльмены? А потом, − без остановки продолжала мисс Дарси, - брат увезет меня в Пемберли, и мне придется там изнывать от скуки и одиночества, потому что он будет проводить время со своей женой, а меня запрет в доме… Ох, ну почему вы с тетушкой не едете в Хартфордшир на свадьбу?! – в который раз спросила она Энн.
   − Мама считает, что в такую погоду дорога плохо скажется на ее самочувствии, - уклончиво сказала Энн, не зная, как еще ответить Джорджиане на такой простой вопрос. Не могла же она рассказать кузине, что леди Кэтрин поссорилась с Дарси из-за его женитьбы на мисс Беннет.
   − Как дорога может плохо сказаться на самочувствии? – простодушно удивилась Джорджиана и повернулась к леди Кэтрин, сидящей у камина вместе с миссис Херст. – Тетушка, вы позволите мне после свадьбы опять приехать к вам в Розингс? Я ужасно не хочу ехать в Дербишир, да и брат, наверное, будет только рад, если меня какое-то время не будет в Пемберли.
   − Что вы такое говорите, дитя мое, − сказала леди Кэтрин. – Дарси всегда счастлив вас видеть, и теперь, когда вы сможете с ним жить в одном доме…
   − Тетя, ну пожалуйста, - протянула Джорджиана. – Мне так у вас хорошо! Попросите брата, чтобы он разрешил мне здесь пожить вместе с вами.
   − Ну, хорошо, посмотрим, что можно сделать в этом случае - леди Кэтрин выразительно посмотрела на полковника, который понял, что ему опять придется выступать посредником между Дарси и леди Кэтрин. Он предполагал, что Дарси легко согласится отпустить в Кент сестру, чтобы иметь возможность наедине с молодой женой вкусить все прелести медового месяца. Фицуильям вздохнул, как никогда завидуя Дарси, потому что кузену вскоре предстояло весьма приятное времяпрепровождение, которого пока был лишен сам Фицуильям. Он посмотрел на Энн и встретил ее нежный лучистый взгляд, отчего у него тут же заныло сердце. «Поскорее бы закончился дождь, - подумал он. – Я сразу увезу ее на прогулку, подальше от нескромных глаз, и тогда смогу, наконец, объясниться с ней». Что-то подсказывало ему, что на этот раз все случится по-другому.
   Джорджиана, которая в этот момент закончила изливать свои восторги дорогой тетушке и благодарить ее за возможность вернуться в Розингс, случайно заметила взгляды, которыми обменялись кузен с кузиной. Несмотря на свой юный возраст и кажущееся легкомыслие, ей были присущи и некоторые фамильные черты, в том числе, природный ум и наблюдательность, которые тут же позволили ей сделать определенные и верные выводы.
   Позже, усевшись в уголке гостиной рядом с Энн, Джорджиана решительно заявила:
   − Я все знаю, дорогая кузина!
   − Что вы знаете? – безучастно спросила Энн, с болью наблюдая за Фицуильямом, который переворачивал ноты для мисс Бингли, играющей на фортепьяно. Полковник был вынужден последовать за гостьей после ее настоятельной просьбы, и Энн это видела, но ревность все равно терзала ее душу довольно острыми коготками.
   − Я знаю, что вам нравится кузен! – торжествующе воскликнула Джорджиана. Энн вздрогнула и повернулась к своей собеседнице.
   − Почему вы так решили? – внезапно похолодев, ахнула она. – Я вовсе не…
   − И он тоже неравнодушен к вам! Я видела, как он смотрел на вас, и как вы смотрели на него!
   − Что вы такое говорите?! – оторопела Энн. – Мы не…
   Она почувствовала, как ее щеки заливает густой румянец и тем выдает ее взволнованное состояние.
   − Кузина, я все-все поняла! – Джорджиана крайне воодушевилась своим открытием. – Вы испытываете повышенный интерес друг к другу. Даже больше! Я бы сказала, что вы страстно увлечены друг другом, но не решаетесь в этом признаться. Очень романтично, почти как в романах. А я выступлю в роли доброй наперсницы, которая помогает соединиться двум влюбленным сердцам. Ах! – Джорджиана прижала руки к груди и мечтательно закатила глаза, входя в новую для себя роль. – Будьте уверены, я вам помогу!
   И как Энн ни пыталась разубедить кузину, что ее помощь совсем не требуется, и что она ошиблась в своих выводах, мисс Дарси жаждала принять самое деятельное участие в судьбе своих родственников.
   − Я наговорила вам столько глупостей, - в порыве откровенности призналась она. – Но мне всего шестнадцать лет, помните? Теперь я понимаю, что ошибалась насчет своей заинтересованности Фицуильямом, хотя по-прежнему считаю его весьма привлекательным мужчиной. Но ради вас, дорогая кузина, я поступлюсь своими чувствами. А мисс Бингли, бедняжка, опять пристает к джентльмену, который увлечен другой, - злорадно захихикала Джорджиана, победно взглянув на леди у фортепьяно, которая, проникновенно улыбаясь, слишком оживленно рассказывала что-то своему кавалеру.
   Деятельную натуру Джорджианы Энн оценила уже на следующий день, когда после завтрака кузина утянула ее за собой в оранжерею.
   − Будьте здесь, я скоро вернусь! – у Джорджианы загадочно блестели глаза, когда она выскочила в двери, оставив растерянную Энн в одиночестве под развесистой пальмой. Пока она размышляла, что же такое придумала мисс Дарси, послышались шаги, и в оранжерею быстро вошел Фицуильям. Он окинул взглядом помещение и, заметив Энн, направился к ней.
   − Кузина сказала, что меня ждут в оранжерее. Рад, что это оказались вы.
   Энн стало неловко.
   − Джорджиана что-то напутала, − сказала она. – Я вовсе не посылала за вами.
   − Жаль, − он подошел ближе. – Мне было бы приятно узнать, что именно вы захотели меня увидеть.
   − Я… я… - Энн запнулась, не в силах придумать достойный ответ. – Хм… Мисс Дарси весьма романтично настроенная девушка… и порой весьма импульсивна…
   − Да, мне это известно, - машинально ответил Фицуильям, любуясь мягкой линией губ девушки. «Интересно, что она сделает, если я ее поцелую», - подумал он и сделал еще шаг.
   Она почувствовала его дыхание на своей щеке и замерла. Фицуильям наклонил голову. Энн заволновалась, стиснула задрожавшие вдруг руки и зачем-то выпалила:
   − Джорджиана рассказала мне о мистере Уикхеме!
   − Ей не стоило упоминать об этом, - Фицуильям внимательно посмотрел на смущенную девушку. «Глаза ее потемнели, значит, она тоже ощущает это почти осязаемое притяжение между нами», - решил полковник.
   Энн еле слышно вздохнула. Близость кузена странно искушала ее, и даже пугала. «Я не выдержу этого», - поняла она, неуверенно отступила в сторону и, с трудом вспомнив, о чем они говорили, сказала:
   − Я даже не подозревала, что мистер Уикхем осмелился так обойтись с сестрой Дарси.
   − Мистер Уикхем был склонен выбирать богатых невест, − раздосадовано заметил Фицуильям, у которого сразу испортилось настроение.
   − Но женился на бесприданнице, - Энн разочарованно перевела дыхание.
   − Туда ему и дорога, - Фицуильям помрачнел. – А почему вы вдруг вспомнили об Уикхеме? Вы по-прежнему им увлечены? Несмотря на то, что он женат? – с подозрением спросил полковник.
   − Увлечена Уикхемом?! – Энн с ужасом посмотрела на полковника и поняла, что он знает все о происшествии в Брайтоне. Но откуда? Неужели об этом разболтала мисс Лидия или… сам Уикхем?
   Энн прижала холодные ладони к горящим щекам. Она хотела объяснить Фицуильяму, что не испытывала никакой склонности к этому ветреному и порочному молодому человеку. Да, она поддалась его обаянию, потому что именно благодаря мистеру Уикхему почувствовала себя, пусть ненадолго, красивой и желанной. Ей были приятны его комплименты и знаки внимания, хотя любила она всегда только его, Фицуильяма. Но как она могла об этом сказать?! Энн в замешательстве посмотрела на кузена, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, и выбежала из оранжереи, оставив в ней злого и растерянного Фицуильяма.
   − Ну, что, вы объяснились? – допытывалась Джорджиана, довольная, что смогла так ловко свести влюбленную пару. – Почему вы молчите? Расскажите мне хоть что-нибудь! Я ведь так старалась! И целый час под разными предлогами не отпускала от себя мисс Бингли, которая вся извертелась, высматривая Фицуильяма, и несколько раз порывалась идти его искать.
   − Нет, мы не объяснились, - сказала Энн. – Вы ошиблись в своих предположениях насчет нашей особой склонности друг к другу. Мы испытываем лишь родственные чувства и…
   − Но я же видела, как вы смотрели друг на друга! – обиделась Джорджиана. – Родственники не переглядываются так… заинтересованно. Хорошо, если в этот раз вы упустили возможность объясниться, я устрою для вас следующую встречу. Жаль, что полковник такой робкий. Он же военный, а военные должны быть смелыми и решительными. Придется мне ему намекнуть…
   − Ради Бога! − вскричала Энн. – Умоляю вас не вмешиваться в наши отношения.
   − Ах, так вы признаете, что у вас есть отношения?! – радостно сказала Джорджиана.
   − Нет, у нас нет никаких отношений, - твердо ответила Энн. – И я надеюсь, что вы больше не станете изобретать предлоги, чтобы оставить нас наедине. Это ни к чему не приведет.
   Джорджиана было надулась, но вскоре уже сидела за фортепьяно рядом с Энн, помогая ей выучить еще одну простенькую и веселую мелодию.
   − Не представляю, как вы поедете в Хартфордшир, если дождь не прекратится. Дороги развезет окончательно, - сказала леди Кэтрин полковнику.
   − Доберемся как-нибудь, - ответил он. – Не могу же я пропустить свадьбу кузена. А вы так-таки и не поедете?
   − Нет, - сухо ответила леди Кэтрин.
   Ей очень хотелось поехать на свадьбу Дарси, чтобы в очередной раз убедиться, насколько ошибочен его выбор, хотя Фицуильям в качестве зятя казался ей теперь гораздо предпочтительнее. Приглашение на свадьбу лежало на туалетном столике в ее апартаментах, но гордость не позволяла ей, как ни в чем не бывало, отправиться в Хартфордшир и заявиться на свадьбу племянника. Если бы Дарси написал ей, что сожалеет о ссоре, и попросил ее приехать, то она, вероятнее всего, не стала бы упорствовать. Но он прислал лишь формальное приглашение, что казалось леди Кэтрин оскорбительным, поэтому она твердо решила лишить Дарси своего присутствия на его венчании с этой мисс Беннет. Хотя, лучше, что Дарси женится на ней, а не на, например, мисс Бингли, которая при ближайшем знакомстве оказалась девицей довольно ограниченной и назойливой. Что касается Энн, то, выйди она замуж за Дарси, ей пришлось бы жить в Дербишире, который находится так далеко от Кента. Дарси занимался бы своим поместьем, обращая мало внимания на Розингс, который в итоге пришел бы в запустение. А Фицуильям, не имея другой собственности, все свои силы и внимание посвятит Розингсу. Так что все, что произошло, даже к лучшему, как теперь считала леди Кэтрин. Вот только когда же полковник объяснится с Энн и на ней женится?
   − После свадьбы Дарси вы вернетесь в полк? – спросила леди Кэтрин племянника.
   − Возможно, - туманно ответил Фицуильям.
   − А как же мисс Энн? – возмутилась она.
   − Не беспокойтесь насчет своей дочери, - он посмотрел на Энн, сидевшую у фортепьяно вместе с Джорджианой. «Я все испортил, - подумал он. – Вместо того, чтобы заводить с ней разговор об Уикхеме, который умудряется до сих пор вмешиваться в наши семейные дела, мне нужно было ее поцеловать, зацеловать до такого состояния, чтобы она забыла об этом Уикхеме, обо всем на свете… и согласилась отдать мне свою руку и свое сердце».
   Назавтра дождь закончился, и выглянуло солнце, а из Лондона прибыли верховые лошади мисс Бингли, так что через день леди отправились на верховую прогулку уже вместе с Фицуильямом и Энн.
   − Как чудесно снова оказаться на воздухе! – восклицала мисс Бингли, всю прогулку, как приклеенная, находившаяся рядом с полковником. – Говорят, в Италии почти нет дождей, и все время светит солнце. А мы вынуждены большую часть года сидеть по домам из-за этого вечного дождя!
   − Вы совершенно правы, мисс Бингли, - отвечал ей Фицуильям, то и дело оглядываясь на Энн и Джорджиану, которые плелись сзади.
   − Нет, вы только посмотрите, дорогая кузина, на мисс Бингли! – возмущалась мисс Дарси. – Она кокетничает с Фицуильямом на наших глазах. Бедняга, он вынужден терпеть приставания этой несносной леди, хотя, я уверена, он хочет ехать рядом с вами. Но я сейчас исправлю это положение!
   Как Энн ни пыталась удержать кузину, Джорджиана подстегнула свою лошадь, нагнала едущую впереди парочку и решительно вклинилась между ними.
   − Мисс Бингли! – обратилась она к разлучнице. – Я хотела показать вам, как подстрижен кустарник на западной аллее. Если вы соблаговолите последовать за мной, то я покажу вам, как умело садовник выстриг птичку с крылышками…
   Мисс Бингли была вынуждена поехать за Джорджианой, одарив нежным взглядом Фицуильяма и пообещав, что они скоро вернутся.
    Фицуильям облегченно вздохнул и подъехал к Энн.
   − Интересно, зачем мисс Дарси вздумалось показывать мисс Бингли какой-то кустарник, - сказал он. – Не замечал раньше, что они водят дружбу.
   Энн промолчала, не имея возможности объяснять кузену, что Джорджиана действует в лучших традициях романов, изображая из себя наперсницу и покровительницу влюбленной пары.
   − Мисс Энн, - Фицуильям собрался с духом. – Так больше не может продолжаться. Наша ссора сводит меня с ума. Бог с ним, с Уикхемом. Даже если вы были им увлечены…
   − Я не была им увлечена, - перебила она полковника. – Не знаю, что чего вы взяли, что в Брайтоне у нас что-то было.
   − Но он заявил, что хотел бежать с вами, а не с мисс Беннет. Или он это придумал?
   − Нет, не придумал, - подтвердила Энн, подумав, как это все гадко выглядит в изложении мистера Уикхема.
   Фицуильям изменился в лице:
   − Так значит, это правда, и вы, действительно, хотели бежать с ним?!
   − Я не хотела бежать с ним! – воскликнула Энн. – Я даже не подозревала, что он замыслил наш побег. Он попросил меня выйти с ним в сад, чтобы сказать что-то важное, а потом схватил меня за руку и потащил к экипажу, который был приготовлен для побега. Клянусь, мне и в голову не приходило, что он способен меня похитить и увезти против воли. Я сопротивлялась, но он был сильнее меня, и я не могла вырваться. На мое счастье, неожиданно появилась мисс Беннет и фактически спасла меня от ужасной участи. Мистер Уикхем был вынужден отпустить меня, а мисс Беннет решила, что это с ней он хочет уехать и на ней хочет жениться.
   − Поэтому вы так хотели помочь мисс Беннет восстановить запятнанную репутацию? – с облегчением спросил Фицуильям.
   − Да, я чувствовала себя виноватой за ее положение. Ведь если бы мистер Уикхем не приготовил все для моего похищения, то вряд ли он смог сбежать с мисс Беннет. У него бы просто не было под рукой экипажа.
   − И вы не были им увлечены?
   − Ну, он может произвести определенное впечатление на дам, - начала Энн, но, заметив, что Фицуильям начинает мрачнеть, спохватилась и быстро сказала:
   − Но он мне никогда не нравился настолько, чтобы я хотела видеть его своим мужем.
   Полковник взбодрился и попытался взять девушку за руку, которую она отдернула,заявив:
   − Не понимаю, как вы могли подумать, что я хотела сбежать с мистером Уикхемом. Мне больно было узнать, что вы так плохо обо мне думаете. Неужели вы…
   В этот момент они услышали топот копыт и звонкий голосок Джорджианы:
   − Жаль, что вы, мисс Бингли, не захотели рассмотреть птичку поближе. У нее есть даже хвостик и перышки…
   − Как-нибудь в другой раз, - резко отвечала мисс Кэролайн. – Мы не можем так надолго бросать нашу дорогую мисс де Бер и полковника, которые, уверена, уже скучают без нашего общества.
   − Старайтесь не натягивать так повод, кузина, − нарочито ровным голосом сказал Фицуильям, хотя ему более всего хотелось сначала придушить лилейную шейку мисс Бингли, а потом сжать в объятиях Энн. − Держите его свободным, но не распущенным, чтобы он мягко облегал шею лошади, а не болтался в воздухе.
   Энн поспешно подобрала повод, возмущенная подозрениями Фицуильяма, который осмелился подумать, что она могла опуститься до побега, да еще с недостойным даже упоминания мистером Уикхемом. Полковник же припоминал про себя все ругательства, какие только знал, подозревая, что кузина теперь нескоро его простит. И одному Богу известно, когда он вновь получит шанс переговорить с ней наедине, чтобы доказать ей, что он не просто хорошо о ней думает, но что совершенно потерял голову от любви к ней.

   Последующие дни Фицуильям никак не мог улучить момент и уединиться с Энн, хотя направил на это все свои усилия. Мисс Бингли постоянно оказывалась рядом, а Энн упорно его сторонилась. Джорджиана, которая со своей стороны, также пыталась соединить влюбленных, была вынуждена признать свое полное поражение.
   − Чтобы нам такое сделать с мисс Бингли? – вопрошала она Энн, свирепо сверкая глазами. – У вас здесь случайно нет каких-нибудь темниц, где ее можно было бы замуровать?
   − Увы, - отвечала Энн, которая тоже не могла спокойно видеть вездесущую мисс Кэролайн.
   − У меня нет никакой возможности остаться наедине с мисс Энн, − пожаловался полковник леди Кэтрин, когда они после ленча скрылись от гостей в библиотеке, чтобы по зародившейся традиции выпить по бокалу хереса.
   −  Потому что вы все делаете не так, - ответила ему леди Кэтрин. – Вы положились на собственные силы, и не справились с простейшим заданием.
   − Не сказал бы, что оно простейшее, - заметил Фицуильям. – Ваша дочь, мадам, обладает довольно твердым характером. И упрямством. Теперь она обиделась на меня из-за какого-то пустяка и всячески меня избегает.
   − Ну, хоть что-то должно было ей достаться от меня, - довольно улыбнулась леди Кэтрин. – Но если вы прислушаетесь, наконец, к моим советам, то все разрешится гораздо быстрее.
   − И что же вы мне посоветуете?
   − Быть более решительным! – заявила леди Кэтрин. – И не позволять моей дочери водить вас за нос. Я все устрою, можете на меня положиться.
   На следующий день после завтрака она известила своих гостей, что они всей компанией сейчас поедут наносить визит леди Меткаф.
   − Моя бедная подруга подвернула ногу и не может выбираться из дома, - сказала она. – Она будет счастлива, если мы ее проведаем. Для мисс Джорджианы там найдется прекрасная компания сверстниц - дочерей леди Меткаф.
   Джорджиана недовольно сморщила носик, но промолчала. С леди Кэтрин она не рисковала вступать в дискуссии.
   − Мисс Энн! – обратилась леди Кэтрин к дочери. – Я слышала, как вы кашляли сегодня утром в своей комнате!
   Энн не кашляла, напротив, она прекрасно себя чувствовала. Поэтому она с удивлением посмотрела на мать, но промолчала, когда ей было заявлено, что она остается дома наедине с микстурой, выписанной некогда мистером Эндрюсом.
   Миссис Дженкинсон, которая должна была по идее остаться со своей подопечной, по заданию миледи предстояло отправиться в деревню с мелкими поручениями, которые, как выразилась леди Кэтрин, могла выполнить только она.
   В просторное ландо, рассчитанное на шесть человек, уселись леди Кэтрин с Джорджианой и миссис Энсли, также мистер и миссис Херст и мисс Бингли. Фицуильям, которому в экипаже не хватило места, должен был сопровождать компанию верхом.
   Через полчаса, когда Энн, наслаждаясь одиночеством, сидела в библиотеке за чтением нового романа, в библиотеке появился Фицуильям.
   − Вы же уехали с мамой и гостями к леди Меткаф, - удивленно воскликнула Энн.
   − Леди Кэтрин обратила внимание на то, что моя лошадь хромает, и велела мне возвращаться в Розингс, пока лошадь еще может передвигаться, - сказал Фицуильям.
   «С его лошадью было все в порядке, - догадалась Энн. Ее мать сделала все специально, чтобы оставить их наедине». Ей стоило бы возмутиться этими нарочитыми уловками, но Энн так обрадовалась, что, наконец, может побыть вдвоем с кузеном, что только для того, чтобы показать, как она на него обижена, встала и направилась к выходу из библиотеки. «Он не должен меня выпустить, - думала она, - если я хоть немножко ему дорога», и тут же уткнулась глазами в расшитый золотом мундир кузена, который загораживал ей выход.
   − Позвольте мне пройти, - сказала она, не поднимая глаз.
   − Я позволяю это вам уже две недели, - Фицуильям не собирался отпускать девушку.
   Он взял ее за руку, отчего она невольно вздрогнула, почувствовав его теплое крепкое пожатие.
   − Я вовсе не намерена с вами разговаривать, - неуверенно сказала она, хотя очень хотела вот так стоять рядом с кузеном, наслаждаться его прикосновением и слушать его речи.
   − Не нужно разговаривать, - он ближе склонился к ней и ласково сжал ее пальцы. Энн почувствовала его дыхание. − Просто покажите мне, согласны ли вы стать моей женой.
   Энн растерянно молчала. Она столько раз представляла себе, как кузен обращается к ней с подобной просьбой, а теперь вдруг не могла найти ни одного слова, чтобы показать ему, что она согласна принять его руку.
   − Молчите, − он наклонился еще ближе, и его губы оказались в опасной близости от ее рта. – Молчите, ничего не говорите, иначе опять все разрушится, а я этого просто не переживу.
   Он, наконец, коснулся ее губ. Не робко – настойчиво, но мягко и нежно. Энн ахнула, задохнулась, и в ту же секунду оказалась в его объятиях, самых желанных объятиях на свете.
   Он целовал ее долго и долго не выпускал из кольца своих рук.
   − Моя невеста? - наконец, спросил он. Она молча кивнула.

Эпилог

   Свадьба состоялась через месяц. Фицуильям хотел венчаться как можно скорее по специальному разрешению, но леди Кэтрин настояла на соблюдении всех приличий. В церкви она расчувствовалась, украдкой прикладывая платочек к своим глазам. Сидевшая рядом с ней Джорджиана громко всхлипывала, не забывая при этом переглядываться с офицерами ***полка, которые прибыли на свадьбу своего полковника. Мисс Бингли выглядела сумрачной, завистливо поглядывая то на Энн, необычайно красивую в элегантном свадебном наряде, то на миссис Дарси, которая сидела рядом со своим мужем, держа свою руку в его руке. Дарси приехал в Розингс по приглашению полковника и Энн. Хотя он еще не помирился с теткой и отношения у них были весьма прохладные, многое говорило о том, что вскоре между ними вновь восстановятся обычные родственные отношения. Граф Мэлфорд с семьей также присутствовал на свадьбе своего младшего сына, необычайно довольный его удачной женитьбой.
   Бингли прибыл в Кент со своей молодой женой, прервав медовый месяц в Шотландии, куда они уехали из Незерфилда, чтобы какое-то время провести без визитов соседей и родственников жены. Миссис Херст мечтательно наблюдала за счастливыми молодоженами, то и дело подталкивая своего дремлющего супруга, осоловевшего от утренней порции хереса. Миссис Дженкинсон, которая из-за замужества Энн осталась без работы, предвкушала свадебный банкет и мысленно подсчитывала, хватит ли ей полученного пособия, выражавшегося в довольно круглой сумме, на радостях выделенной ей хозяйкой Розингса, на приобретение домика в Сассексе, где жили ее родственники. Миссис Энсли представляла тот день, когда ее подопечная, мисс Джорджиана, также будет стоять у алтаря с каким-нибудь бравым офицером или лощеным титулованным джентльменом. Мистер Коллинз, которому было доверено проводить церемонию, важничал, как никогда, а миссис Коллинз сдержанно поглядывала то на него, то на празднично разодетых гостей, но все больше смотрела куда-то в пол.
   На медовый месяц молодые уехали в Брайтон и собирались потом поселиться в Лондоне на квартире полковника, но леди Кэтрин настояла на их возвращении в Розингс, передав все бразды управления хозяйством своему зятю. Фицуильям ушел в отставку и зажил неспешной жизнью сельского помещика. Некогда робкая и молчаливая Энн после свадьбы превратилась в прелестную, оживленную и веселую молодую женщину, пылко влюбленную в своего мужа, который с каждым днем открывал в ней все новые и новые достоинства и находил для себя особое удовольствие в потакании всем желаниям своей молодой и горячо любимой жены.
   Сама хозяйка, чтобы не мешать молодым, переехала на жительство в Бат, где приобрела дом и обзавелась подругами. Спустя полгода она познакомилась с отставным бригадным генералом Бридлом, за которого вскоре вышла замуж. После скромной свадьбы она поселилась с мужем в его небольшом имении, неподалеку от Бристоля. Выяснив, что дом и угодья, прилегающие к нему, весьма ухожены и приносят неплохой доход, леди Кэтрин рьяно принялась вводить в них довольно спорные усовершенствования и реконструкции. Генерал снисходительно относясь к увлечениям своей жены, лишь иногда остужал ее пыл, а сам предавался охоте и рыбалке, в остальное время работая над мемуарами, посвященными Португальской кампании, в которой он принимал участие. Периодически генерал с женой появлялись в Кенте, где леди Кэтрин по привычке пыталась руководить действиями Фицуильяма, но тот лишь посмеивался и продолжал делать все по-своему, лишь изредка прислушиваясь к советам своей любимой тещи, которые, как известно, иногда приходились весьма кстати.


Конец

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


                 Rambler's Top100