графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика


Фанфик Эпистолярные забавы - роман в письмах

Фанфик по мотивам романа Х.Филдинг "Дневник Бриджит Джонс"

Статьи и рецензии

Ревность или предубеждение?

«Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, «дамской" литературой»...»

Слово в защиту... любовного романа

«Вокруг этого жанра доброхотами от литературы создана почти нестерпимая атмосфера, благодаря чему в обывательском представлении сложилось мнение о любовном романе, как о смеси «примитивного сюжета, скудных мыслей, надуманных переживаний, слюней и плохой эротики»...»

Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки

«Собственно любовный роман - как жанр литературы - появился совсем недавно. По крайней мере, в России. Были детективы, фантастика, даже фэнтези и иронический детектив, но еще лет 10-15 назад не было ни такого понятия - любовный роман, ни даже намека на него...»

Наташа Ростова - идеал русской женщины?

«Недавно перечитывая роман, я опять поймала себя на мысли, как все-таки далек - на мой женский взгляд - настоящий образ Наташи Ростовой от привычного, официального идеала русской женщины...»

К публикации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» в клубе «Литературные забавы»

«Когда речь заходит о трех книгах, которые мы можем захватить с собой на необитаемый остров, две из них у меня меняются в зависимости от ситуации и настроения. Это могут быть «Робинзон Крузо» и «Двенадцать стульев», «Три мушкетера» и новеллы О'Генри, «Мастер и Маргарита» и Библия... Третья книга остается неизменной при всех вариантах - роман Джейн Остин «Гордость и предубеждение»...»

Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение»

«Для любой экранизации литературная основа служит основой либо для ее экранной реализации, либо для режиссерской задумки, которая, отталкиваясь от литературного произведения, идет дальше.
И если сериал Би-Би-Си представляет собой уже почти классический случай добротной экранизации, то фильм 2005 года явился нам ни экранизацией (хотя почему-то претендует на это звание), ни интересным и оригинальным воплощением режиссерской индивидуальности...»


У нас на форуме:

- Экранизация романа "Гордость и предубеждение"
- Фанфики по романам Джейн Остин
- Проблемы жанра любовного романа
- Образ Наташи Ростовой
- Нужна ли в XXI веке классическая литература
- Как опубликовать свое произведение
- Что не нравится в любовных романах
- Слово в защиту... любовного романа?




Читать романы
Джейн Остин:

- Мэнсфилд-парк
- Гордость и предубеждение
- Нортенгерское аббатство
- Чувство и чувствительность ("Разум и чувство")
- Эмма
Ранние произведения Джейн Остен «Ювенилии» на русском языке и др.


История в деталях:

- Брак в Англии XVIII века
- Одежда на Руси в допетровское время
- Моды и модники старого времени
- Старый дворянский быт в России
Правила этикета
- Пребывание в гостях

- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений и др.




Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

Глава VI

   − Неслыханно! Возмутительно! − такими словами встретила леди Кэтрин заехавшую к ней с визитом леди Меткаф. − Сначала Дарси, теперь это!
   − Что случилось?! − забеспокоилась ее приятельница. − Что-то произошло с вашим племянником?
   − Ничего с ним не случилось, − раздраженно ответствовала леди Кэтрин. − Дом! Дом, который я всегда снимаю в Бате, кому-то продан, и этот кто-то отказывается предоставить мне его на лето. Как посмели продать дом, зная, что я должна приехать?
   Ни у кого из присутствующих не нашлось ответа на столь закономерный вопрос, поскольку было трудно представить, что кто-нибудь мог подобным немыслимым образом обойтись с ее сиятельством.
   − Что прикажете теперь делать? − продолжала леди Кэтрин. − Мой поверенный предлагает снять другой дом, но я не знаю, что он собой представляет, и устроит ли он меня, как устраивал прежний.
   − Дорогая моя, значит это судьба, − сказала леди Меткаф.
   − Что вы хотите этим сказать? − вскинулась леди Кэтрин.
   − Моя кузина, − помните мою кузину? − умоляет меня поехать с ней в Суссекс, на побережье. Ее дочь замужем за капитаном Картером, полк которого находится в военном лагере рядом с Брайтоном. Она хочет провести эти месяцы рядом со своей дочерью. Раз вы не сняли дом в Бате, мы можем все вместе отправиться на море и приятно провести там время.
   − Но мисс Энн нужны воды!
   − Мисс Энн еще лучше помогут морской воздух и морские ванны. Вот увидите! Все говорят, − леди Меткаф назвала несколько известных фамилий, − что море делает чудеса.
   Ей не пришлось долго уговаривать свою подругу. Полная решительности лишить Бат своего присутствия нынешним летом, леди Кэтрин в тот же день послала к поверенному с наказом снять дом в Брайтоне, что и было исполнено им с чрезвычайной быстротой и ловкостью.
   Для Энн подобная перемена планов была предпочтительнее хотя бы тем, что на морском курорте не было отвратительной воды, которую ее заставляли пить в Бате. Надо признать, в другое время она гораздо больше обрадовалась бы этой поездке. Теперь же ее слишком удручало расставание с Фицуильямом, обществом которого она так и не успела насладиться.
   Явившись с визитом накануне отъезда леди Кэтрин из Лондона, полковник порекомендовал ей посетить несколько живописных мест в округе Брайтона, пошутил по поводу тамошних офицеров, которые непременно окружат вниманием столь очаровательных дам, и вскоре откланялся. Его короткий визит наглядно показал, что он вряд ли вспомнит о своей кузине уже через пару часов после прощального поклона.
   Дарси был с Энн более приветлив. Перед уходом он так многозначительно пожал ей руку, что она испуганно покосилась на мать, которая с благодушным видом наблюдала за ними, пока не подозревая об их маленьком сговоре. Но только леди Кэтрин поймет, что ее племянник не собирается обручаться с Энн, то сразу начнет подыскивать ей другого жениха, который может с большей готовностью ухватиться за возможность заполучить в жены богатую наследницу.
   Энн не представляла, как в будущем, когда кандидатура Дарси отпадет сама собой, она сможет противоборствовать матримониальным планам матери. Наиболее вероятным кандидатом в женихи тогда станет Фицуильям, который в качестве зятя будет для леди Кэтрин предпочтительнее любого постороннего человека. Но Фицуильяма, как и Дарси, нельзя было заставить что-либо делать против его желания. И хотя полковнику, как младшему сыну, была нужна невеста с состоянием, Энн опасалась повторения сцены, которая произошла у нее с Дарси. Еще больше ее пугало, что Фицуильям захочет на ней жениться только из-за приданого, что было бы для нее крайне унизительно.
   Она приехала в Брайтон в совершенно расстроенных чувствах, но вскоре хорошая погода и прогулки по побережью, приятное общество и разнообразные развлечения немного отвлекли ее от горестных дум.
   Неподалеку от города размещался военный лагерь, и офицеры принимали активное участие во всех мероприятиях, которые только мог предложить новомодный курорт. Так что на балах все дамы были обеспечены кавалерами, а гостиные пестрели красными мундирами, которые скрашивали собой даже самое скучное общество.
   Частым гостем в доме леди Меткаф был капитан Картер, жена которого была дочерью ее кузины, а также его начальник − полковник Форстер с женой, и еще несколько офицеров его полка.
   Леди Кэтрин поначалу была недовольна таким количеством военных, но вскоре сменила гнев на милость, поскольку офицеры проявляли крайнюю предупредительность по отношению к ней, а полковник Форстер − вполне благовоспитанный джентльмен − оказался родственником одной ее приятельницы по Лондону.
   Леди Кэтрин представили и подругу миссис Форстер − мисс Лидию Беннет, которая находилась в Брайтоне по приглашению семьи полковника.
   − Вы − кузина мистера Коллинза и сестра мисс Элайзы Беннет? − нахмурилась леди Кэтрин, глядя на юную леди, присевшую перед ней в небрежном и недостаточно глубоком реверансе.
   Она вспомнила рассказы мисс Бингли и миссис Херст, как девицы Беннет бегали за офицерами в Хартфордшире.
   − Да, ваше сиятельство, − бойко ответила мисс Лидия. − Ее младшая сестра.
   − Та сестра, которой всего пятнадцать лет и которая выезжает, несмотря на свой юный возраст и на то, что ее старшие сестры еще не замужем, − вспомнила лед Кэтрин.
   − Мне скоро будет шестнадцать, − заявила девица Беннет, нисколько не смущенная негодованием сиятельной особы.
   Очень хорошенькая, лицом она немного напоминала свою сестру. Но если природная живость и склонность к общению мисс Элизабет Беннет выглядели весьма привлекательно, то у мисс Лидии, особы гораздо менее воспитанной, манеры представлялись чрезмерно развязными и порой даже вульгарными. Она была слишком порывиста в движениях, много и громко смеялась и откровенно флиртовала со всеми мужчинами, которые находились в ее поле зрения.
   Леди Кэтрин только фыркала, но была вынуждена терпеть ее присутствие, поскольку мисс Лидия была гостьей полковника Форстера.
   − Никчемная девица эта мисс Лидия Беннет, − после знакомства с ней сказала леди Кэтрин. − Не понимаю, о чем думала ее мать, отпуская столь юную и легкомысленную особу так далеко от дома в сопровождении одной лишь подруги. Помяните мое слово, добром это не закончится.
   − Полковник Форстер вполне надежный человек, − заметила леди Меткаф.
   − Но не его жена, − резонно возразила леди Кэтрин.
   Новоиспеченная миссис Форстер была вполне под стать своей подруге. Ее манеры также оставляли желать лучшего, как и беспечность, и очевидная склонность к удовольствиям, не позволяющая пропустить хоть одно развлечение, какое только намечалось в городе.
   Среди военных оказался и давний знакомый семьи де Бер − мистер Уикхем, которого леди Кэтрин приняла весьма благосклонно.
   − Не знаю, что там произошло у него с Дарси, − сказала она леди Меткаф. − Уикхем должен был получить приход в Пемберли, но отказался от него, решив изучать юриспруденцию. Видимо, офицерские погоны его прельстили больше, чем сюртук стряпчего. Да, да, приятный молодой человек, и манеры у него весьма обходительные. Но нет ни связей, ни состояния, и происхождение оставляет желать много лучшего.
   Энн также смогла полностью оценить обходительные манеры и не менее располагающее обаяние мистера Уикхема. Он помнил ее еще подростком и с явным удовольствием вступал с ней в разговоры о прошлых временах, о Пемберли и ее покойном дяде. Мистер Уикхем сделал все возможное, чтобы завоевать и расположение леди Кэтрин. Он был настолько внимателен к пожилой даме, не только терпеливо выслушивал ее, но старался всегда находился поблизости, при случае оказывать ей какие-нибудь мелкие услуги, вовремя подавать чай или лимонад, или предлагать себя в партнеры при игре в карты. Леди Кэтрин была совершенно очарована Уикхемом и вскоре не только не возражала против его присутствия, но даже позволила ему сопровождать Энн и миссис Дженкинсон на прогулках, чего не дозволялось никаким молодым людям, кроме ее племянников.
   − Он прекрасно воспитан, − говорила она. − Но это только потому, что он вырос в Пемберли под наблюдением покойного мистера Дарси. Как было мило с его стороны проследить, чтобы наш экипаж подали сразу по окончании концерта. Иначе нам пришлось дожидаться его в этой толпе, и Бог знает, когда бы мы добрались до дома. Не понимаю, что Дарси так взъелся на него… Но зря мистер Уикхем поощряет своим вниманием мисс Лидию Беннет. Я понимаю, что он щадит ее чувства, но она совершенно забывает всякий стыд и уже откровенно вешается ему на шею.
   Энн также заметила, что Лидия Беннет откровенно заявляла права на Уикхема как на своего постоянного кавалера. Он не противился ее притязаниям с мудростью взрослого человека, который терпеливо выносит чрезмерные приставания юных девиц, не забывая при этом оказывать знаки внимания и другим дамам, в числе которых неожиданно для самой себя оказалась и Энн.
   − Находиться рядом с вами − все равно, что попасть в оазис спокойствия и тишины, − как-то сказал он Энн с печальной улыбкой. − Дамы считают, я только и должен танцевать и флиртовать с ними, хотя я с большим наслаждением побыл бы здесь с вами и насладился спокойной беседой.
   − Вы очень любезны, сэр, − ответила Энн, польщенная его словами. − Но вы не должны переживать, что дамы видят в вас галантного кавалера. Многие джентльмены, которые хотели бы оказаться на вашем месте, увы, не обладают и половиной ваших качеств. В то же время не думаю, что приятная беседа может полностью заменить удовольствие, получаемое от веселого танца. Во всяком случае, одно не должно заменять другое.
   − Поверьте, слыть галантным кавалером не всегда легкая ноша. Каждая дама считает, что вы принадлежите исключительно ей, и уделив внимание одной, можешь ненароком обидеть другую. Порой поспеть всюду не менее трудно, чем пытаться удержаться на спинах нескольких лошадей.
   − Да, да, − вмешалась в разговор миссис Дженкинсон. − Я всегда, всегда говорила, что галантные джентльмены не так часто встречаются, галантные джентльмены…
   Энн и мистер Уикхем замолчали и с улыбкой переглянулись друг с другом.
   − Уикхем, вот вы где! − к ним подлетела раскрасневшаяся после танца мисс Лидия Беннет. − Вы непременно должны станцевать со мной следующий танец.
   − Видите, − тихо сказал он Энн. − Придется мне вас покинуть, чтобы услужить очередной даме, но если позволите, я осмелюсь еще не раз побыть самим собой рядом с вами.
   − Ах, какой учтивый джентльмен! − воскликнула компаньонка, едва Уикхем отошел. − Какой учтивый! Я всегда говорила, что учтивые джентльмены не так часто встречаются, и тем приятнее встретить по-настоящему учтивого джентльмена…
   Пока компаньонка путано рассуждала об учтивых джентльменах, Энн погрузилась в размышления о мистере Уикхеме, который не в первый раз намекал, как ему приятно ее общество. Хотя он вел себя крайне предупредительно и деликатно, не давая окружающим повода думать, что ухаживает за ней, и что могло вызвать предсказуемую реакцию леди Кэтрин, порой она ловила на себе его взгляды, в которых можно было угадать нежность и восхищение. Если Энн посещала бал, он непременно приглашал ее на танец, оказывался рядом на прогулках, а в гостях присаживался подле нее, занимая непринужденным разговором.
   И чем больше он оказывал ей знаков внимания, тем больше у нее появлялось поводов думать, что он ею увлечен. Будь она самонадеяннее, то не испытывала бы никаких сомнений по поводу его чувств. Но Энн это казалось невероятным. Она никогда не вызывала никакого интереса у молодых людей, тем более, таких красивых, как мистер Уикхем. И хотя морской воздух определенно освежил цвет ее лица, фигура немного округлилась, а благодаря некоторым преобразованиям в нарядах и прическе она заметно похорошела, стала больше разговаривать и чаще улыбаться, все же ей было бы довольно трудно представить, что мистер Уикхем мог предпочесть ее другим барышням.
   В любом случае, она не могла ответить ему взаимностью, да и леди Кэтрин никогда не позволила бы сыну управляющего стать ее зятем. Энн осознавала, что не будь ее сердце занято, она могла бы увлечься Уикхемом достаточно сильно, поскольку это был первый мужчина, который с интересом отнесся к ней, к тому же был так красив, c манерами настоящего джентльмена. Теперь же ей были просто приятны его знаки внимания, от которых она расцветала и чувствовала себя гораздо увереннее, чем обычно.
   Как-то на прогулке Энн оказалась в одном экипаже с мисс Лидией и миссис Форстер, которые сравнивали приемы и балы в Хартфордшире и в Брайтоне.
   − На балах вечно не хватало кавалеров, − рассказывала мисс Лидия. − Не мне, конечно, у меня никогда не было недостатка в партнерах для танцев. Но когда в Меритоне расквартировали офицеров, стало гораздо веселее.
   Благодаря ее болтовне, Энн узнала все подробности пребывания офицеров в Хартфордшире, безуспешное сватовство мистера Коллинза к мисс Элизабет и его скоропалительное предложение нынешней миссис Коллинз.
   − Мама до сих пор не может простить Лиззи, что она не вышла замуж за мистера Коллинза! − воскликнула мисс Лидия. − Будто кому-нибудь хочется стать женой священника, кроме этой зануды Шарлот, которая была счастлива выйти замуж за кого угодно, только бы не остаться старой девой.
   Миссис Форстер захихикала и согласилась с мнением подруги, что выходить замуж следует только за военных.
   − Когда мистер Бингли устроил бал в Незерфилде, мы славно повеселились, хотя мистер Уикхем уехал по каким-то делам, и я так и не смогла с ним потанцевать, − продолжала мисс Беннет. − А мистер Дарси даже соизволил пригласить Лиззи на танец, хотя перед этим отказывался с ней танцевать, заявляя, что она для этого недостаточно красива.
   − Мистер Дарси сказал такое мисс Элизабет Беннет?! − ахнула Энн. Она не могла представить, чтобы ее вежливый кузен мог позволить себе так обращаться с дамой.
   − Ну, он не ей сказал, − прыснула мисс Лидия. − Лиззи случайно услышала, как он говорил это мистеру Бингли. Мистер Дарси, конечно, ваш родственник и все такое, но всем нам он очень не понравился. Вел себя ужасно заносчиво и высокомерно! И бесчестно обошелся с мистером Уикхемом.
   Энн была удивлена. Она знала, что Дарси не любил толпы и вполне мог свом хмурым видом отпугивать незнакомых ему людей, показаться им гордым и высокомерным. Но совершить бесчестный поступок?
   − Этого не может быть, − сказала она. − Кузен никогда не поступит недостойно, тем более в отношении сына покойного мистера Уикхема, которого в семье мистера Дарси всегда ценили и уважали.
   − Не знаю всех подробностей, − беззаботно ответила мисс Лидия. − Что-то с наследством, которое ему было завещано, и в котором ему отказал мистер Дарси.
   − Уверена, это недоразумение, − твердо сказала Энн. − Кузен не мог нарушить волю своего отца, да и адвокаты, которые занимались завещанием, не смогли бы только по желанию мистера Дарси не выделить причитающуюся долю мистеру Уикхему.
   − Я знаю это точно, − мисс Лидия не собиралась спорить. − Можете сами спросить у Уикхема. Об этом все знают. Да и друг мистера Дарси, мистер Бингли тоже оказался не на высоте. Ухлестывал за моей старшей сестрой Джейн, а потом удрал в Лондон, так и не сделав предложения. Мама до сих пор не может забыть, как он дурно обошелся с нашей бедняжкой Джейн.
   Энн была оглушена количеством информации, полученной от мисс Лидии. Все казалось ей страшным недоразумением. Мисс Беннет, конечно, что-то перепутала. Дарси отказался танцевать с мисс Элизабет Беннет?! Она не могла в это поверить. Дарси, который не сводил глаз с мисс Элизабет в Розингсе, навещал ее в Хансфорде и гулял с ней в парке. А при отъезде выглядел таким мрачным. Она вдруг вспомнила, какими сумрачными, не похожими на себя были Дарси и Бингли в Лондоне. Оказывается, мистер Бингли ухаживал за мисс Джейн Беннет, но уехал, так и не объяснившись. По-видимому, посещение Хартфордшира не прошло для обоих джентльменов бесследно. Она задумалась, не было ли связано облегчение, которое почувствовал кузен после разговора с ней, с его планами в отношении одной из сестер Беннет, но вскоре ее мысли полностью переключились на рассказ мисс Лидии о взаимоотношениях Уикхема и Дарси, и якобы бесчестном поступке последнего, что казалось совершенно невероятным.
   Энн попробовала выяснить о деталях завещании покойного мистера Дарси у леди Кэтрин, но та знала лишь, что Уикхем отказался от карьеры священника и решил посвятить себя юриспруденции. Подробности леди Кэтрин были неизвестны, а Энн не хотела пересказывать матери сплетни, услышанные от мисс Лидии.
   На одном из приемов, воспользовавшись тем, что миссис Дженкинсон разговорилась с какой-то леди о переменчивой погоде в Кенте, а мистер Уикхем принес Энн чашку чая и сел рядом, она осмелилась обратиться к нему со своими вопросами.
   − Мисс Беннет рассказала мне ужасную историю, в которой мой кузен Дарси выглядит не лучшим образом. Что-то связанное с наследством покойного мистера Дарси, − смущенно заговорила она.
   − Мисс де Бер, − с печальной улыбкой ответил мистер Уикхем. − Это дела давно прошедшие. Не думаю, что вам следует о них знать.
   − Но все же, я хотела бы понять, что произошло, − настойчиво сказала Энн.
   Мистер Уикхем заколебался, но затем признался:
   − Покойный мистер Дарси завещал мне приход. А ваш кузен отказал мне его предоставить.
   − Может быть, вы его не так поняли? Я слышала, что вы тогда предпочитали занятия юриспруденцией.
   − Трудно было не понять, когда завещанный мне приход достался другому, мисс де Бер. А вместо изучения юриспруденции, я был вынужден пойти в армию.
   − Не могу в это поверить, − пробормотала Энн.
   − Вы такая чудесная девушка, − мистер Уикхем посмотрел на нее ласковыми глазами и понизил голос:
   − Мне жаль, что вы достанетесь своему кузену. Вы ведь даже не подозреваете, каков он на самом деле. Поверьте, он вас совсем не стоит, хотя и всячески скрывает низменные качества своей натуры.
   Он помолчал, но вскоре добавил:
   − Мне так неприятно об этом говорить. Я всегда испытывал большое уважение к покойному мистеру Дарси и любил его, как отца, поэтому мне не хотелось бы чернить его сына, тем более, в ваших глазах.
   Мистер Уикхем казался таким искренним. Было видно, что он глубоко переживает случившееся, хотя Энн ни на секунду не поверила в непорядочность Дарси. Она решила непременно поговорить о завещании с кузеном, и была уверена, что недоразумение, возникшее между ним и мистером Уикхемом, будет благополучно разрешено. Ей было неприятно, что мисс Лидия не только знает об этом, но и рассказывает своим знакомым. Вряд ли мистер Уикхем, который, вероятно, поделился с ней своими переживаниями, предполагал, что эта история распространится столь широко.
   Мистер Уикхем заговорил о предстоящем бале, интересуясь, будут ли на нем присутствовать мисс де Бер и леди Кэтрин. Энн оценила столь тактичную перемену темы беседы и пообещала ему танец, который он весьма деликатно попросил ему подарить.

   Леди Кэтрин, в конечном счете, была вынуждена признать, что проживание в Брайтоне оказалось во всех отношениях предпочтительнее отдыха в Бате. Морской климат пошел на пользу мисс Энн, здоровье которой определенно улучшилось. Общество Брайтона также оказалось куда веселее и разнообразнее компании, которая окружала леди Кэтрин на водах. Постепенно она утвердилась в мысли, что идея этой поездки принадлежала ей, уже нисколько не жалея о доме в Бате, который так кстати оказался продан.
   − Я давно предполагала поехать на морской курорт, − сказала она на балу леди Меткаф и ее кузине, которые сидели рядом с ней на диване и наблюдали за танцующими парами. − Только обязательства по отношению к хозяевам дома в Бате удерживали меня от перемены места летнего отдыха.
   Леди Меткаф удивленно взглянула на свою приятельницу, но промолчала, зная по опыту, что леди Кэтрин лучше не возражать.
   − Мистер Уикхем с таким вниманием относится к мисс де Бер, − сказала кузина леди Меткаф, видя, как бережно упомянутый джентльмен ведет дочь леди Кэтрин в танце.
   − Уикхем многим обязан моему зятю и племяннику, − напомнила леди Кэтрин. − Немудрено, что он считает своим долгом заботиться о мисс Энн, которую знает с детства.
   − Мисс Энн очень похорошела, − заметила леди Меткаф и осторожно добавила:
   − Надеюсь, она понимает, что мистер Уикхем лишь учтивый кавалер…
   − Она почти помолвлена с Дарси, − заявила леди Кэтрин. − И прекрасно отдает себе отчет, что Уикхем ей не пара во всех отношениях. Уверена, что и он это понимает и никогда не позволит себе увлечься моей дочерью.
   В это время мистер Уикхем, глядя в глаза мисс де Бер, тихо сказал:
   − Я совершенно потерял голову…
   − Да? А мне кажется, она на месте, − улыбаясь, ответила Энн. − Во всяком случае, я ее отчетливо вижу на ваших плечах.
   Этот легкий флирт ей очень нравился. Она всегда хотела научиться так игриво и беззаботно разговаривать с мужчинами, и собиралась при случае применить свои познания в общении с Фицуильямом. Она многое бы отдала, лишь бы кузен был здесь и видел, что она тоже может нравиться мужчинам, и что первый кавалер Брайтона обратил на нее внимание.
   − Когда я вижу вашу улыбку, обращенную ко мне, то начинаю мечтать о невозможном, − продолжал мистер Уикхем.
   Энн рассмеялась, думая, что он шутит.
   − Вы сможете незаметно выйти в сад? Прошу вас! Я хотел бы поговорить с вами наедине, − в его голосе слышалась мольба.
   Ее сердце учащенно забилось. Ее приглашают на свидание, первое настоящее свидание в ее жизни. Но выйти с ним в сад казалось ей непростительной вольностью. Она было заколебалась, но его явное желание оказаться с ней наедине, а главное − его умоляющие глаза, настолько ее тронули, что Энн тут же согласилась на эту встречу. И поскольку она была уверена, что мистер Уикхем прекрасно понимает их положение, и не поставит ее в неловкую ситуацию, предлагая свою руку и сердце, то она тут же убедила себя, что это свидание представляет собой лишь продолжение невинного флирта, затеянного во время танца.
   Удостоверившись, что леди Кэтрин увлечена беседой с приятельницами, Энн сказала миссис Дженкинсон, что ей нужно подняться в дамскую комнату, а сама потихоньку пробралась за спинами многочисленных гостей, выскользнула на террасу и спустилась по ступенькам в сад, с трепетом предвкушая романтическую встречу под звездами.
   После душного зала было приятно очутиться на свежем воздухе. Энн медленно пошла по дорожке между деревьями, где ее вскоре настиг мистер Уикхем и, предложив ей свою руку, повел в глубь сада.
   − Мисс Энн, − сказал он и накрыл своей ладонью ее пальцы, лежащие на сгибе его руки.
   Сквозь перчатку она почувствовала тепло его кожи. Это ее отчего-то смутило. Энн захотела убрать свою руку, но ей показалось, что это было бы невежливо с ее стороны, поэтому она терпела его прикосновение, с каждым шагом ощущая все большую неловкость.
   − Мисс Энн, − повторил мистер Уикхем взволнованным голосом. − Я долго не решался сказать вам о своих чувствах, но не в силах более их скрывать. Вы не могли не заметить мое отношение к вам, и были столь добры ко мне, что я осмелился надеяться на счастье, которого не заслуживаю, и о котором до недавнего времени не мог и помыслить.
   Энн растерялась. Мистер Уикхем не должен был это говорить. Джентльмен, каким она его считала, не может поставить даму в столь неудобное положение. И она теперь не знала, как ему отвечать. Ведь одно дело − позволить себе немного пофлиртовать с мужчиной, но совсем другое − давать ему надежду, которая не может осуществиться. Решение выйти в сад теперь казалось ей непростительной ошибкой.
   − Я не могу просить у леди Кэтрин разрешения ухаживать за вами, − продолжая говорить, мистер Уикхем остановился и взял ее руки в свои. − Она никогда не даст своего согласия. Вы знаете это. Ваша матушка хочет выдать вас замуж за Дарси, чтобы объединить состояния семей. Но неужели вы согласитесь стать женой того, кто не испытывает к вам никаких чувств и согласен терпеть вас лишь как приложение к богатству, которое ему обещано. Если бы он вас любил, я никогда не посмел бы говорить о своей любви, потому что ваше счастье для меня превыше всего. Но я знаю, что вы, такая изумительная, такая добрая девушка, ему не нужны, я же готов положить к вашим ногам всего себя…
   Пока Энн собиралась прервать его и сказать, что вовсе не намерена выходить замуж за Дарси, мистер Уикхем заключил ее объятия с явным намерением сорвать поцелуй. Энн еле успела отвернуть голову, так что его губы лишь скользнули по ее щеке, и попыталась высвободиться из его рук.
   − Я понимаю, − прошептал он, неохотно выпуская ее из своих объятий. − Понимаю вашу скромность и ваши сомнения по поводу искренности моих чувств.
   − Просто, просто я… − Энн запнулась, не зная, что сказать. − Это так неожиданно.
   Она в нерешительности оглянулась и только теперь заметила, что они стоят у калитки, выходящей в проулок позади сада.
   − Здесь никого нет, − сказала она. − Лучше вернуться в дом, пока меня не начали искать.
   − Неужели вы меня боитесь? Неужели вы думаете, что я могу сделать вам что-то плохое? − одной рукой он нежно обвил ее за талию, а второй открыл калитку и повел Энн наружу. − Я люблю вас и докажу это.
   В проулке, неподалеку от них, стоял одинокий экипаж с кучером на козлах. Уикхем повел девушку к нему, шепча на ухо:
   − Давайте уедем! Давайте сбежим, тайно обвенчаемся и будем счастливы!
   − Нет! − воскликнула перепуганная Энн.
   − Подумайте, как нам будет хорошо вместе, − он крепко держал ее и настойчиво подталкивал к экипажу. − Вы избавитесь от тирании своей матери, избежите замужества с человеком, которому вы не нужны, а взамен этого − свобода и счастье в любви, в нашей любви!
   Голос его обволакивал, а мысль о свободе пьянила. Но она вовсе не хотела быть с мистером Уикхемом. Он ей нравится, но не до такой степени, чтобы сбежать с ним и стать его женой. Если бы это предложил ей Фицуильям, она, наверное, не колебалась бы ни минуты. Но нет, Фицуильям настоящий джентльмен, он никогда не опозорит девушку побегом и не уронит вот таким образом свою честь.
   − Любовь моя, решайтесь! − они почти подошли к экипажу.
   − Нет, нет, мистер Уикхем! − взмолилась Энн. − Я не хочу никуда бежать.
   Она рванулась было из его рук, но он был сильнее и определенно не собирался ее отпускать. Энн боялась кричать, чтобы не привлечь к себе внимание и не оказаться скомпрометированной. Но она понимала, что ей ни в коем случае нельзя садиться в экипаж, потому что после этого спасения уже не будет. Впервые в жизни она была напугана до смерти.
   Но только мистер Уикхем попытался подсадить сопротивляющуюся девушку в экипаж, как сзади послышались торопливые шаги, и кто-то голосом Лидии Беннет игриво воскликнул:
   − Дорогой! Я здесь!
   Уикхем вздрогнул и шепотом выругался, чуть не выпустив из рук свою добычу.
   − Откуда вы взялись? − невежливо вскричал он.
   Мисс Лидия весело рассмеялась:
   − Я увидела, что вы вышли из зала и пошла за вами. Что, мы уезжаем? Это будет очень весело! Но почему вы не сказали мне, что уже наняли экипаж? Куда мы поедем? В Гретна-Грин?
   Только теперь она заметила Энн.
   − Мисс де Бер! А вы-то что здесь делаете?
   − Я? Мистер Уикхем… − Энн почувствовала, что он больше ее не держит, и отпрянула в сторону.
   − Я знаю, что вы в него влюблены! − насмешливо сказала мисс Лидия. − В Уикхема все девицы влюблены по уши. Но он выбрал меня, и мы уезжаем, чтобы пожениться. Не так ли, милый?
   Она уцепилась за его рукав. Мистер Уикхем молча стоял и смотрел на Энн, которая сделала еще несколько шагов назад, потом повернулась и побежала к калитке. Сзади донесся звонкий голос мисс Лидии Беннет:
   − Дорогой! Я уже сложила вещи, но нам нужно будет непременно за ними заехать.
   Энн влетела в калитку сада и из последних сил побежала к освещенной террасе.

(продолжение)

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100