графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки




Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора


Переполох в Розингс Парке

Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке -
захватывающий иронический детектив + романтика



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»




Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

Глава IX

   Энн не рассчитывала на скорые известия от Фицуильяма, но когда от него в Розингс пришло письмо, в котором он передавал приветы кузине и сообщал, что все его дела обстоят хорошо, она поняла, что ей можно уже не беспокоиться о мисс Лидии Беннет. Визит мистера Коллинза, получавшего самые достоверные известия непосредственно из Хартфордшира от родственников своей жены, вскоре подтвердил ее предположения.
   − Мистера Уикхема и мисс Лидию Беннет нашли в Лондоне, − рассказал мистер Коллинз. − Мисс Лидия сейчас находится в доме своего дяди и готовится к свадьбе, которая должна состояться на этой неделе. Сразу после свадьбы, если мистер Беннет не пригласит их погостить в Лонгборн, они уедут на север, в Ньюкасл, где мистер Уикхем будет служить в регулярной армии.
   − Стыд, да и только! − поморщилась леди Кэтрин. − Конечно, мисс Лидии повезло, что Уикхем на ней женится. Уж не знаю, каким образом его заставили это сделать, но всем понятно, что он дает ей свое имя вовсе не потому, что с самого начала имел честные намерения. Не удивлюсь, если в последний момент свадьба сорвется, и эта особа так и останется навеки опозоренной. Это послужило бы ей хорошим уроком.
   По тону, с каким были произнесены эти слова, можно было подумать, что леди Кэтрин предпочла бы видеть мисс Лидию в самом плачевном положении, что стало бы наглядным примером для других легкомысленных девиц, склонных к побегу с мужчинами.
   − Надеюсь, − продолжала леди Кэтрин, − мисс Лидия не будет принята ни в каком качестве в родительском доме. Порок и недостойное поведение не должны поощряться. Иначе все захотят выходить замуж подобным образом.
   − Вы совершенно правы, ваше сиятельство, − ответствовал мистер Коллинз. − Я непременно подниму эту тему в своем письме к мистеру Беннету и тщательно рассмотрю все возможные последствия подобного неразумного шага с его стороны.
     Но мистер Коллинз еще не успел поделиться своими соображениями с кузеном, как из Лукас Лоджа пришли очередные известия: свадьба состоялась, а новоиспеченная миссис Уикхем приглашена с мужем в Лонгборн, где они должны были пробыть некоторое время перед отъездом на север.
   Пока мистер Коллинз разрывался между желанием отправить письмо в Лонгборн с осуждением действий мистера Беннета и сомнениями, стоит ли это делать с опозданием, поступило еще одно сообщение от родственников жены с подробнейшим описанием пребывания печально известных молодоженов в Хартфордшире.
   − Мисс Лидия по-прежнему весела и общительна. По ее поведению не заметно, что она хотя бы в малейшей степени раскаивается в своем легкомысленном поступке, − вещал в Розингсе мистер Коллинз. − Она появляется на людях с самым непринужденным видом, будто не было ни побега, ни проживания с мужчиной в грехе до венчания. Миссис и мистер Уикхем как ни в чем не бывало ходят по гостям, а в Лонгборне устраиваются приемы в их честь.
   − Общество в Хартфордшире слишком благосклонно отнеслось к недостойному поведению мисс Лидии, − заявила леди Кэтрин. − В Кенте ничего подобного бы не произошло. Такие особы вряд ли удостоились приглашений в какой-либо дом, а если кто и осмелился это сделать, то имел бы дело со мной.
   В этом никто из присутствующих не сомневался, хотя было очевидно, что мистер Беннет пригласил младшую дочь с мужем в Лонгборн не только для восстановления ее репутации, но всей семьи. Если бы молодожены не приехали в Хартфордшир, многие скорее расценили это как очередное нарушение правил, а закоренелые сплетники могли даже засомневаться в том, что мисс Лидия действительно стала законной женой мистера Уикхема.
   Энн совсем не трудно было представить, как эта парочка без стеснения смотрела в глаза родственникам и знакомым. Мистер Уикхем, − теперь она это знала, − не имел никакого понятия о стыде, а мисс Лидия была слишком молода и легкомысленна, чтобы осознать всю неловкость своего положения. Но Энн была рада, что все закончилось благополучно. Разве что ее беспокоило, как бы мисс Лидия в Хартфордшире не проболталась о том, что застала ее ночью у экипажа в обществе мистера Уикхема. Каждый раз при появлении мистера Коллинза или при получении почты Энн с трепетом ожидала, что проскользнет какое-нибудь упоминание о ее собственном неразумном поступке в Брайтоне. Она продумала более-менее достоверное, как ей казалось, оправдание, если об этом станет известно, но одна мысль, что о ней могут пойти разговоры, ее очень тревожила.
   Еще одним поводом для ее душевных смятений был Фицуильям. Было неизвестно, он ли способствовал браку мисс Лидии, или его опередили родственники мисс Беннет, что казалось вполне вероятным, и все решилось без участия кузена. Но его отклик на просьбу Энн, его готовность отправиться на поиски беглецов вызывали в ней еще большее восхищение кузеном и усиливали ее сердечную склонность к нему. И тем горше было ей осознавать, что он не питает к ней никаких других чувств, кроме родственных.
   Тем не менее, по ее виду нельзя было заметить, что она испытывает какие-либо переживания. Ее обычная молчаливость не вызывала вопросов, а легкий загар, приобретенный в Брайтоне, благодаря прогулкам на свежем морском воздухе, все еще освежал ее чуть осунувшееся лицо. Впрочем, это не мешало леди Кэтрин то и дело призывать в Розингс мистера Эндрюса, который неутомимо подвергал Энн осмотрам, делал заключения о запущенных болезнях и удваивал количество прописанных микстур.
   Миссис Дженкинсон, напуганной известными событиями, теперь за каждым кустом мерещились беспринципные охотники за приданым, только и мечтающие похитить ее подопечную. Поэтому компаньонка ни на шаг не отходила от Энн, даже по ночам заглядывала в ее спальню и каждые десять минут приставала к ней с вопросами о самочувствии, подсовывая ей нюхательные соли и носовые платки. Несколько раз во время прогулок Энн заезжала в Хансфорд с желанием пообщаться с миссис Коллинз, но все ее попытки завести беседу с этой милой женщиной терпели неудачу в присутствии пастора и миссис Дженкинсон.
   Через пару недель после известия о визите мистера и миссис Уикхем в Лонгборн, в Розингсе, в сопровождении жены, появился запыхавшийся мистер Коллинз. Его сияющий и важный вид указывал на то, что он переполнен сенсационными новостями, которые, как быстро выяснилось, вновь были получены из неиссякаемого источника − Лукас Лоджа.
   − В Незерфилд приехали мистер Дарси и мистер Бингли, − сообщил он чуть не порога.
   − В Незерфилд? − удивилась леди Кэтрин. − Я думала, у Бингли хватит благоразумия отказаться от этого дома, учитывая нравы тамошнего общества. Его сестры тоже приехали в Хартфордшир?
   − Нет-нет, миссис Херст и мисс Бингли остались в Лондоне, − мистер Коллинз сделал многозначительную паузу, после которой выпалил:
   − Мистер Бингли сделал предложение старшей дочери мистера Беннета − мисс Джейн!
   − Не может быть, − категорически заявила леди Кэтрин. − Бингли не женится на бесприданнице, да еще из такой семьи. Это сплетни.
   − Увы, ваше сиятельство, − мистер Коллинз напыжился, сознавая всю важность известия, которое принес в Розингс. Он явно намеревался взять реванш за прошлый раз, когда все удовольствие, какое он намеревался извлечь из сообщения о побеге Лидии, было невольно испорчено самой леди Кэтрин, уже бывшей в курсе об этом вопиющем событии.
   Мистер Коллинз торжественно извлек из недр своего сюртука лист почтовой бумаги и предъявил его своим внимательным слушателям.
   − О помолвке мистера Бингли и мисс Джейн Беннет известно всем в округе, − он медленно развернул письмо, наслаждаясь почтением притихшей аудитории. − "Мистер Бингли ежедневно посещает дом мистера Беннета, молодую пару неоднократно видели вместе на прогулках, − пишет сэр Лукас, − а родная сестра миссис Беннет, проживающая в Меритоне, подтверждает все слухи на их счет. Недавно я встретил миссис Филипс в Меритоне, и она охотно поделилась со мной радостным для семьи Беннет событием: мистер Бингли просил руки мисс Джейн, они обручены и готовятся к свадьбе".
   Мистер Коллинз аккуратно сложил письмо и засунул его в карман, донельзя довольный собой и своей ролью в сообщении столь значительных новостей. Миссис Дженкинсон, чрезвычайно взволнованная занимательным рассказом пастора, сидела с раскрытым ртом, внимая каждому его слову. По невозмутимому виду миссис Коллинз можно было догадаться, что известие о помолвке мистера Бингли с мисс Джейн Беннет ни в коем случае не являлось для нее неожиданным. Энн вспомнила, как мисс Лидия рассказывала о том, что еще прошлой осенью мистер Бингли ухаживал за мисс Джейн, свидетельницей чего могла быть и миссис Коллинз. Тогда он уехал в Лондон, так и не оправдав надежд старшей мисс Беннет. Видимо, все это время он не забывал о ней и, когда окончательно разобрался в своих чувствах, поехал в Хартфордшир делать ей предложение. Его не остановило ни отсутствие у нее приданого, ни недавний скандал с мисс Лидией. Все это выглядело в глазах Энн необычайно романтично, хотя и не слишком хорошо характеризовало мистера Бингли, который, разбираясь в собственных чувствах, не задумывался о чувствах оставленной им почти год назад мисс Джейн Беннет.
   Леди Кэтрин, напротив, не видела в этой истории ничего романтичного.
   − Он с ума сошел! − восклицала она. − Куда смотрели его сестры и Дарси? Как Дарси мог это допустить?!
   − Сестры мистера Бингли в Лондоне, − охотно поведал мистер Коллинз. − Мистер Дарси пробыл в Незерфилде несколько дней, но потом уехал в Лондон, после чего и произошло вышеупомянутое событие.
   − Если Бингли в его отсутствие сделал подобную глупость, то удивляться не приходится. Он еще прочувствует все плоды столь неразумной помолвки. Я уверена, свет отвернется от него! Дарси ему руки не подаст, когда узнает о том, что Бингли теперь станет родственником Уикхема, − леди Кэтрин негодующим взглядом обвела всех присутствующих.
   Мистер Коллинз кивал каждой произнесенной патронессой фразе, пока она в красках расписывала, какие ужасные, необратимые последствия повлечет за собой помолвка с девицей низкого происхождения, без приданого, да еще из такой нереспектабельной семьи, в которой дочери считают для себя возможным сбегать с офицерами.
   Но едва леди Кэтрин замолчала, собираясь с мыслями перед очередной тирадой, Мистер Коллинз громким трагическим шепотом добавил:
   − В Хартфордшире поговаривают, что и мистер Дарси…
   Он выразительно кашлянул и замолчал.
   − Что − Дарси? − леди Кэтрин оперлась руками в подлокотники кресла и подалась вперед.
   − Я вас спрашиваю, что − Дарси? − угрожающе переспросила она.
   Мистер Коллинз заерзал на стуле.
   − Мистер Дарси во время своего пребывания в Незерфилде… хм… мистер Дарси… − он с мучительным видом подыскивал слова, опасливо отводя глаза в сторону, − хм… говорят, что мистер Дарси тоже обручился или вот-вот обручится… с мисс Элизабет Беннет! − выпалил он с неожиданной для него смелостью.
   Энн вдруг показалось, что в его тоне послышалось злорадство. Она не успела толком прочувствовать это ощущение, как ее внимание отвлекла леди Кэтрин. Она так громко ахнула: "Нет!", что Энн вздрогнула, забыв о мистере Коллинзе. Тем временем, леди Кэтрин приподнялась с кресла и чуть не испепелила взглядом мгновенно съежившегося священника, который тут же понял, что перешел допустимую грань, посмев так неосторожно упомянуть о возмутительных сплетнях, связывающих имя любимого племянника патронессы и потенциального жениха ее дочери с какой-то из мисс Беннет.
   − Я счел своим долгом вас предупредить, ваше сиятельство, − пробормотал он. − Не смел умолчать…
   Леди Кэтрин, сама не ожидавшая от себя такой реакции, величественно опустилась на место и, немного подумав, одобрительно кивнула вконец напуганному пастору.
   − Правильно сделали, что предупредили меня, − сказала она. − Дарси и мисс Элайза! Что за чушь! Чего только эти сплетники в Хартфордшире не напридумывают.
   И непререкаемо добавила:
   − Никогда! Этому не бывать!
   Хотя леди Кэтрин старалась взять себя в руки, было заметно, что она близко к сердцу приняла изложенные мистером Коллинзом сплетни. Всполошившаяся миссис Дженкинсон потянулась к хозяйке с флаконом солей, которые незамедлительно и неделикатно были отвергнуты. Пока компаньонка хлопотала вокруг леди Кэтрин, Энн посмотрела на миссис Коллинз, которая рассеянно смотрела в окно, и по необъяснимой причине решила, что та вряд ли удивилась бы известию о помолвке мистера Дарси со своей подругой.
   Пригорюнившийся мистер Коллинз утирал платком блестящий от испарины лоб, очевидно жалея, что всуе упомянул имя мистера Дарси. Энн, сидевшая чуть сбоку от него, уже явственно увидела злорадное выражение, промелькнувшее по его лицу, и сообразила, что и в первый раз ей это не показалось. Мистер Коллинз определенно не случайно упомянул о мистере Дарси и мисс Элизабет. Но почему он это сделал, рискуя вызвать гнев леди Кэтрин, было ей совершенно непонятно.
   Вскоре поданный чай отвлек Энн от раздумий о странном поведении мистера Коллинза. Все переместились к столику, на котором стояли блюда с закусками, которые, впрочем, доставили удовольствие только миссис Дженкинсон, хотя ей и приходилось несколько ограничивать свой неуемный аппетит в присутствии ее сиятельства.
   Сама леди Кэтрин едва выпила полчашки и даже не взглянула ни на сандвичи с огурцами, ни на тартинки с паштетом, ни на пирожные и бисквиты. О чем-то размышляя, она крайне невнимательно слушала мистера Коллинза, который скомкано мямлил что-то о своих пчелиных ульях и мальчишках, повадившихся воровать яблоки из сада мистера Лестнера. Миссис Коллинз машинально кромсала на своей тарелке миндальное пирожное. Энн, которая при матери не рисковала есть сладкое, медленно жевала единственную положенную ей тартинку, припоминая, как Дарси во время своего пребывания в Розингсе смотрел на мисс Элизабет, как мрачно выглядел перед своим отъездом, и в каком угнетенном настроении пребывал во время их встреч в Лондоне. Конечно, облегчение, которое он испытал, когда выяснилось, что Энн не рассматривает его в качестве своего жениха, можно было списать на нежелание жениться на кузине по настоянию леди Кэтрин. Но очень возможно, что уже в Розингсе он был сильно увлечен мисс Элизабет Беннет, и только обязательства перед семьей удерживали его от ухаживаний за ней. Вероятно, его останавливало и присутствие Фицуильяма, который откровенно наслаждался обществом мисс Элайзы, и, как казалось, это наслаждение было взаимным. Полковник тогда так и не решился сделать ей предложение, и теперь Дарси, не рискуя задеть чувства кузена, мог позволить себе сблизиться с девушкой, которая была ему по душе. Учитывая, что мистер Бингли, с которым он проводил много времени, обручился со старшей мисс Беннет, можно было предположить, что у Дарси будет много возможностей завоевать сердце ее сестры. Мысль, что мисс Элайза может отказать Дарси в своей руке, не приходила ей в голову. Энн была уверена, что если красивый и богатый кузен таки сделает предложение мисс Беннет, та будет счастлива его принять. Конечно, если он сделает это предложение. Ведь теперь мужем младшей мисс Беннет стал мистер Уикхем, а Дарси вряд ли горел желанием заполучить себе такого родственника, как, кстати, и мистера Коллинза, который приходился кузеном мисс Элизабет. Тут Энн хмыкнула и решила не загадывать заранее, что и как сложится.
   Вскоре после чая внешне удрученный мистер Коллинз и его жена откланялись, а леди Кэтрин раздраженно высказала ряд противоречивых замечаний дочери, миссис Дженкинсон и попавшимся на глаза слугам, и удалилась в свои покои.
   После завтрака, прошедшего в непривычно молчаливой обстановке, леди Кэтрин с решительным видом появилась внизу в дорожном платье, заявив, что уезжает по делам на несколько дней.
   Энн и миссис Дженкинсон не слишком расстроились по этому поводу и за ленчем устроили настоящее пиршество, после чего компаньонка, заранее воображая всю приятность предстоящего вечером обеда, отправилась в деревню навестить своих приятельниц, а Энн устроилась в библиотеке за чтением нового романа, предвкушая свободу на несколько последующих дней.


   Дарси, находившийся в Лондоне по делам, едва успел зайти в свой дом после хлопотного дня, который он провел с поверенными и управляющим банком, как дворецкий сообщил, что в библиотеке его ожидает полковник Фицуильям. Также он вручил хозяину несколько записок от леди де Бер, которые в течение дня приносились посыльными.
   Дарси взял пять записок, текст которых от раза к разу становился все категоричнее, но суть оставалась одной и той же: леди Кэтрин в Лондоне и желает незамедлительно видеть своего племянника.
   Обеспокоенный Дарси заглянул в библиотеку и увидел Фицуильяма, расположившегося в кресле у окна с газетой в руках. На ближайшем столике кузен пристроил графин с бренди и блюдо с бисквитами.
   − Я очень рад видеть вас, Фицуильям, − сказал Дарси.
   Газета зашевелилась. Из-за нее выглянул полковник и кивком пригласил Дарси присоединиться к нему.
   − С удовольствием проведу время в вашей компании, но позже, − сказал Дарси. − Леди Кэтрин просит меня срочно ее навестить. Надеюсь, вы дождетесь моего возвращения.
   Фицуильям отложил газету.
   − Смелее, дорогой кузен, − сказал он. − Мне есть что вам сказать.
   − Не могу, − Дарси поморщился и посмотрел на часы. − Тетушка прислала мне пять записок. Кстати, вы случайно не знаете, что привело ее в Лондон в это время года, и зачем я ей понадобился?
   − Знаю и все вам расскажу, − заявил Фицуильям и опять показал на кресло напротив. − Нет никакой спешки. Я сегодня уже имел удовольствие видеть нашу тетушку. И хочу вас предупредить: леди Кэтрин пребывает в крайне раздраженном состоянии.
   Дарси, который все еще стоял в дверях библиотеки, в недоумении посмотрел на кузена.
   − И что привело ее в такое состояние? − спросил он, кивком отпустил стоящего за дверью лакея и направился к предложенному креслу
   − Вы знаете, что Бингли сделал предложение старшей мисс как-то там Беннет? Этих девиц Беннет так много, что я не в состоянии упомнить все их имена.
   − Когда я неделю назад уезжал из Незерфилда, то предполагал, что такое может произойти в ближайшее время, − Дарси сел в кресло. − Значит, он уже обручился с мисс Беннет, и об этом как-то очень быстро узнала тетушка.
   − Благодаря родственным связям мистера Коллинза и его похвальной услужливости леди Кэтрин прекрасно осведомлена обо всем, что происходит в Хартфордшире, − Фицуильям налил бренди в бокал и протянул его Дарси. − Подкрепитесь, вам это пойдет только на пользу.
   − Но неужели она из-за этого приехала в Лондон и хочет меня видеть? − Дарси взял бокал и отпил глоток. − Не подозревал, что матримониальные планы Бингли могут так взволновать леди Кэтрин. И что она ждет от меня? Чтобы я его остановил? Но я вовсе не намерен вмешиваться в его личную жизнь.
   − Уже не намерены? − полковник не забыл, как Дарси прошлой осенью отговорил некоего своего друга от неблагоразумной женитьбы.
   Дарси смутился.
   − Если Бингли сделал предложение, то помолвку разорвать уже нельзя. Да и не мое это дело, − он откинулся в кресле и посмотрел на кузена. − Так леди Кэтрин…
   − Она, конечно, потрясена поступком Бингли. Но дело не в нем, − Фицуильям недовольно вспомнил, как утром, проезжая мимо лондонского особняка леди Кэтрин, увидел молоток на дверях, наличие которого свидетельствовало о присутствии в доме хозяев. Он забеспокоился и зашел к тетушке, которая как раз сочиняла очередную записку Дарси. Если бы он тогда знал, во что выльется этот его родственный визит, то за милю объехал бы дом леди Кэтрин.
   − А что еще случилось? − Дарси явно был в полном неведении, относительно причин, в спешке приведших в Лондон их родственницу.
   − Случилось то, что сплетники Хартфордшира, которым семейство Беннет уже в течение месяца поставляет массу поводов для досужих разговоров, после помолвки Бингли усиленно связывают ваше имя с именем небезызвестной вам мисс Элизабет Беннет.
   − Каким же образом они связывают наши имена? − слишком спокойным голосом поинтересовался Дарси.
   Фицуильям мастерски изогнул бровь и ухмыльнулся:
   − Самым простым. Раз мистер Бингли собирается жениться на старшей мисс Беннет, то не логично ли было предположить, что его ближайший друг мистер Дарси, с которым он неразлучен и всегда вместе с ним появляется в Хартфордшире, также не остался равнодушен к сестре и ближайшей подруге мисс Беннет − мисс Элизабет?
   − Очень логично, − буркнул Дарси.
   − Обыватели припомнили и пребывание мисс Элизабет в Незерфилде во время болезни ее сестры, что могло сопровождаться частыми встречами вышеупомянутого друга мистера Бингли с вышеупомянутой особой, и приглашением ее − единственной из местных девиц, − этим другом на танец во время бала все в том же Незерфилде, приезд этого друга в Кент как раз в то же время, когда там находилась мисс Элизабет. Пытливому взгляду вполне хватит подобных наблюдений, чтобы, после того, как мистер Бингли сделал предложение мисс Беннет, ожидать того же от его друга в отношении мисс Элизабет.
   − Так леди Кэтрин узнала об этих разговорах…
   − И поехала в Хартфордшир, чтобы лично убедиться в том, что вы не помолвлены с мисс Элизабет.
   − Что?! − Дарси чуть не подскочил в кресле. − Она была в Лонгборне?
   − Не только была, но и имела чрезвычайно содержательную беседу с мисс Элайзой Беннет.
   Дарси побледнел.
   − Она вам это сказала?
   − Не просто сказала. Она в подробностях передала мне содержание своей беседы с мисс Беннет, − Фицуильям неспешно отпил бренди.
   − И?.. − нетерпеливо подстегнул его Дарси
   − По словам тетушки, мисс Элизабет − наглая и испорченная девица, которая, правда, под давлением, была вынуждена признать, что не помолвлена с вами. Но когда леди Кэтрин, упирая на то, что вы с детства обручены с мисс Энн, потребовала у мисс Элизабет слова, что она никогда не примет ваше предложение, то мисс Элизабет, со свойственным ей, по мнению тетушки, эгоизмом и вульгарностью, категорически отказалась это сделать. Мало того, она заявила, что ничто не помешает ей принять руку и сердце мистера Дарси, если таковые, конечно, будут ей предложены.
   Дарси задумчиво хмыкнул, а Фицуильям продолжил:
   − Из разговора с ней тетушка сделала вывод, что мисс Элайза пытается заманить вас в сети, воодушевленная примером старшей сестры, которая успешно завлекла в свои сети доверчивого и неискушенного Бингли. Из Лонгборна леди Кэтрин, немного успокоенная, что вы не помолвлены с мисс Беннет, сочла нужным отправиться прямиком в Лондон, чтобы, судя по всему, потребовать уже у вас обещания, что вы не будете жениться на этой бессердечной, забывшей о приличиях и чести особе. Все это она не менее часа выплескивала на меня, после чего у меня не было другого выхода, как отправиться сразу к вам, чтобы предупредить, какой разговор вам предстоит с нашей досточтимой тетушкой.
   − Премного вам обязан, − сказал Дарси и поднялся с кресла. − Сейчас же отправлюсь к ней, чтобы как можно скорее покончить с этим делом. Полагаю, она дома?
   − Уверен, дома и с нетерпением ждет вашего визита. Когда я уходил, к ней заявились сестры Бингли, с которыми она собиралась отвести душу, обсуждая женитьбу Бингли.
   − Надеюсь, что застану ее уже одну, − Дарси подошел к двери.
   − Так вы дадите ей слово не жениться на мисс Элизабет? − лениво поинтересовался Фицуильям.
   − О, Господи! − Дарси уже в дверях круто развернулся. − Скажите мне прямо: вы сами хотите на ней жениться?
   − Нет, − полковник покачал головой. − Было легкое увлечение, которое давно прошло.
   − Очень хорошо, − Дарси вдруг улыбнулся. − Тогда вам должно быть все равно, за кого выйдет замуж мисс Элизабет Беннет.
   − Абсолютно! − Фицуильям поднял бокал с бренди, как бы чокаясь с уходящим кузеном, и крикнул ему вслед:
   − С вашего позволения, я подожду здесь, чтобы узнать из первых уст все подробности вашего разговора с леди Кэтрин. Последнее время меня безумно интересует все, что связано с почтенным семейством Беннет из Лонгборна…

(продолжение)

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru



            Rambler's Top100