графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки





Водоворот
- любовно-исторический роман

детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


Рождественский переполох в Эссексе

«− Зачем нам омела, если все равно не с кем поцеловаться? − пробормотала Эми, вдруг вспомнив молодого джентльмена, который сегодня первым заехал в их коттедж. У него были очень красивые голубые глаза, весьма приятные черты лица и явно светские манеры. И еще он был на редкость обаятельным... Она вздохнула и быстро прошла мимо дуба, стараясь выкинуть из головы все мысли о молодых людях, с которыми было бы так приятно оказаться под омелой на Рождество...»


По картине Константина Коровина «У окна»

«- Он не придет! – бормотала бабка, узловатыми скрюченными пальцами держа спицы и подслеповато вглядываясь в свое вязание. – Кажется, я опять пропустила петлю…
- Придет! – упрямо возражала Лили, стоя у окна и за высокими, потемневшими от времени и пыли стенами домов, возвышающихся за окном, пытаясь увидеть прозрачные дали, шелковистую зелень лесов и лугов, снежные причудливые вершины гор, жемчужную пену волн на зыбком голубом море...»

Если мы когда-нибудь встретимся вновь - рассказ с продолжением

«Даша вздрогнула, внезапно ощутив мурашки, пробежавшие по позвоночнику, и то вязкое напряжение, которое испытала тогда, рядом с ним, когда, казалось, сам воздух стал плотным и наэлектризованным... И что-то запорхало в сердце, забередило в душе, до того спящих... «Может быть, еще не поздно что-то изменить...»

Дуэль

«Выйдя на крыльцо, я огляделась и щелкнула кнопкой зонта. Его купол, чуть помедлив, словно лениво размышляя, стоит ли шевелиться, раскрылся, оживив скучную сырость двора веселенькими красно-фиолетовыми геометрическими фигурами...»

Один день из жизни...

«- Тын-дын. Тын-дын! Тын-дын!!! Телефон, исполняющий сегодняшним утром, - а, впрочем, и не только сегодняшним, а и всегда, - арию будильника, затыкается под твоим неверным пальцем, не сразу попадающим в нужную кнопку...»

Home, sweet home

«Первая строка написалась сама собой, быстро и, не тревожа разум и сознание автора. Была она следующей: "Дожив до возраста Христа, у меня все еще не было своей квартиры". Антон Палыч резво подпрыгнул в гробу и совершил изящный пируэт...»




Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

Глава XI

   Первым Фицуильяма в Розингсе приветствовал дворецкий Джолинс.
   − Ее сиятельства нет дома, − сообщил он полковнику, принимая его шляпу и перчатки. − Миледи отправилась в деревню, но скоро будет. Мисс де Бер вместе с миссис Херст и мисс Бингли в гостиной
   − Миссис Херст и мисс Бингли здесь? − удивился Фицуильям.
   − Прибыли вместе с миледи из Лондона, − доложил Джолинс.
   − Гм… − полковник начал было подниматься по лестнице в комнату, в которой он всегда останавливался во время своих визитов и куда лакеи уже понесли его багаж, но задержался.
   − Как настроение леди Кэтрин? − спросил он у дворецкого.
   − Буря, сэр.
   − Ага, с громом и молниями? − ухмыльнулся Фицуильям.
   − И с шквальным ветром, если позволите, − Джолинс допускал некоторые вольности в обращении с племянником хозяйки, которого знал еще мальчишкой.
   − Что и следовало ожидать, − Фицуильям отправился наверх, привести себя в порядок после дороги, а Джолинс доложил дамам, что прибыл полковник Фицуильям и через несколько минут придет засвидетельствовать им свое почтение.
   Мисс Кэролайн, находившаяся эти дни в плохом настроении, вызванном помолвкой Дарси, несколько оживилась.
   − Как приятно будет увидеть единственного здравомыслящего мужчину, не поддавшегося чарам этих девиц Беннет, − сказала она и подошла к зеркалу в простенке, чтобы поправить свою и так безукоризненную прическу.
   − Он с ними незнаком, − напомнила ей миссис Херст, поспешно расправляя складки юбок и выпуская локоны из-под чепчика.
   Энн не стала им говорить, что Фицуильям в Розингсе был представлен мисс Элизабет Беннет, и уж точно не собиралась упоминать о том, как он был ею увлечен. К тому же ее гораздо больше беспокоил собственный внешний вид, поскольку горничная по привычке соорудила на ее голове высокую прическу, которая Энн совсем не шла, а платье было кошмарного зеленовато-малинового цвета, придающего лицу такой же оттенок. Бежать к себе и переодеваться у нее не было ни времени, ни возможности. И как ни напоминала она себе, что ее внешность никогда не привлекала Фицуильяма, и что никакие платья и прически не заставят кузена обратить на нее то внимание, о котором она мечтала, в этот момент она все бы отдала за то, чтобы выглядеть хоть немного лучше и изящнее, чем сейчас.
   Но в гостиную с приветствиями уже входил полковник, которого сестры Бингли тут же атаковали вопросами.
   − Как ваша служба? − томно поинтересовалась мисс Кэролайн, едва Фицуильям присел на диван.
   − Что нового в Лондоне? − подхватила миссис Херст.
   − До службы ли, когда все время у меня занимают семейные дела? − ответил полковник. − Последние дни в Лондоне шли дожди. В Кенте погода не в пример лучше.
   Миссис Херст пришлось удовольствоваться таким ответом, хотя ее интересовала вовсе не погода, а последние столичные сплетни, мисс Бингли же воскликнула:
   − Вы, конечно, слышали об этих ужасных новостях из Хартфордшира?!
   Фицуильям заверил ее, что знает о помолвках Бингли и Дарси, и она продолжала:
   − Мы с Луизой убиты, просто убиты выбором Бингли, а мистер Дарси… Признаюсь, мы не ожидали, что его невестой окажется девица, наименее подходящая ему по всем статьям.
   − Возможно, именно для него она наиболее подходящая? − предположил полковник.
   Мисс Бингли заметно уязвили словами Фицуильяма, но она быстро взяла себя в руки и с вымученной улыбкой заявила:
   − Мы с Луизой считаем, что его поставили в некую ситуацию, и он был вынужден… Ну, вы понимаете…
   Но полковник вовсе не собирался понимать намеков мисс Кэролайн, чем вынудил ее с плохо скрываемым раздражением воскликнуть:
   − Мы с Луизой убеждены, что эти Беннеты каким-то образом скомпрометировали мистера Дарси, и ему не оставалось ничего другого, как обручиться с мисс Элайзой.
   − Дарси невозможно заставить что-либо сделать, если он сам этого не захочет, − ответствовал Фицуильям и обратился к Энн:
   − Кузина, как поживаете?
   − Благодарю вас, у меня все в порядке, − тихо ответила она, польщенная его вниманием.
   − Бедняжка мисс Энн! Она очень расстроена поступком мистера Дарси, − встряла мисс Бингли, недовольная переменой разговора. − К счастью, она не заболела, чего так опасалась леди Кэтрин. Известно много случаев нервических припадков у девушек, брошенных женихами.
   Миссис Дженкинсон дернулась и извлекла из своего ридикюля внушительную склянку с солями, несколько чистых носовых платков и потянулась к Энн, несколько ошарашенной столь безапелляционным заявлением, а полковник холодно сказал:
   − Дарси не был женихом мисс Энн, так что здесь вряд ли уместно сравнение с брошенными невестами.
   − Но леди Кэтрин всегда говорила… − начала мисс Бингли.
   − Леди Кэтрин всего лишь предполагала возможность этого брака, но Дарси не был помолвлен с кузиной, иначе он никогда бы не нарушил своего слова, − сказал Фицуильям.
   − Тем не менее, мисс де Бер привыкла считать мистера Дарси своим женихом, − не унималась мисс Кэролайн. − Его обручение с мисс Элизабет Беннет, конечно же, явилось неожиданным и крайне болезненным ударом для нашей дорогой мисс Энн.
   Учитывая, что мисс Бингли была задета помолвкой Дарси куда сильнее, чем кто-либо другой, ее попытка приписать собственные переживания Энн, вынудили последнюю наконец вмешаться в разговор. Энн жестом остановила миссис Дженкинсон, которая пыталась подсунуть ей под нос платки с солями, и неожиданно для самой себя резко сказала:
   − Не стоит говорить за меня, мисс Бингли.
   Мисс Кэролайн, не ожидавшая отпора, с изумлением посмотрела на нее, а Энн вспыхнула от собственной смелости, но продолжила:
   − Вы не знаете, что я думаю, и что для меня является ударом, а что − нет.
   Фицуильям с одобрением посмотрел на кузину. Мисс Бингли и миссис Херст, никогда не принимавшие молчаливую и робкую мисс де Бер всерьез, растерянно переглянулись. Миссис Дженкинсон застыла и во все глаза уставилась на свою подопечную, прижимая к груди ридикюль, соли и платки.
   Мисс Бингли пришла в себя и со смешком протянула:
   − Признайтесь, мисс Энн, что такой красивый кузен…
   Но присутствующие так и не узнали, что мисс Кэролайн хотела рассказать о красивом кузене, так как ее не очень вежливо перебила собственная сестра. Миссис Херст явно испугалась, что разговор может принять нежелательный характер, потому быстро сказала:
   − Сегодня такая чудесная погода! Мы с Кэролайн как раз собирались отправиться на прогулку. Не составите ли вы нам компанию, дорогая мисс Энн и вы, полковник?
   Полковник любезно отказался, сославшись на усталость после дороги. Энн, не желавшая более выносить общество мисс Бингли, также отклонила приглашение миссис Херст, злорадно предложив вместо себя им в спутницы миссис Дженкинсон, и испытала настоящее облегчение, когда сестры вскоре покинули гостиную вместе с докучливой компаньонкой. Миссис Дженкинсон радостно предвкушала прогулку, надеясь услышать какие-нибудь пикантные сплетни от столичных леди, а сами леди с трудом сохраняли ледяную вежливость по отношению к пожилой даме, предпочитая оказаться где-нибудь наедине и вдоволь обсудить приезд полковника и поведение мисс де Бер. Так что для большинства участников предстоящая прогулка потеряла всю свою прелесть, и даже хорошая погода не смогла улучшить их настроение.
   Тем временем Энн, крайне довольная тем, что на какое-то время избавилась сразу от трех назойливых дам, позвонила и заказала чай, чтобы кузен мог перекусить с дороги. Когда чайник и подносы с угощением были доставлены, она разлила чай по чашкам и вместе с Фицуильямом принялась лакомиться сандвичами и пирожными, восполняя свой скудный завтрак.
   − Как надолго эти леди собираются задержаться в Розингсе? − спросил полковник, после того, как они основательно подкрепились. Он знал, что тетушка не очень-то благоволит к сестрам Бингли.
   − В ближайшее время они точно не собираются возвращаться в Лондон, − ответила Энн. − Мама рада их компании, поскольку с ними она может свободно обсуждать определенные новости.
   − Ах, ну конечно, ведь Бингли обручился со старшей девицей Беннет. Как я мог забыть! − Фицуильям театральным жестом хлопнул себя по лбу.
   Энн прыснула, радуясь, что хоть с кем-то может разговаривать свободно и откровенно.
   − Да, они все время говорили о помолвке мистера Бингли, и казалось, эта тема никогда не будет исчерпана, − продолжила она. − А потом… Сразу хочу вас предупредить, что мама очень расстроена письмом Дарси из Хартфордшира.
   − Вы хотите сказать − разгневана, − уточнил Фицуильям.
   Энн улыбнулась:
   − Вы угадали. Она написала ему, судя по всему, крайне резкое письмо, и теперь запрещает даже упоминать его имя, утверждая, что у нее больше нет племянника.
   − Тетушке трудно смириться с выбором Дарси. Но гораздо больше ее возмущает, что он нарушил ее планы и проявил самостоятельность, в то время как она заранее все решила за него. Но со временем она смилостивится и вернет Дарси свое расположение.
   − Только на это и надеюсь, − сказала Энн. − Вопрос в том, сколько времени должно пройти, чтобы она успокоилась.
   − Время покажет, − Фицуильяма явно не беспокоился на сей счет. − А как дражайший мистер Коллинз чувствует себя в роли нашего будущего родственника?
   − Он еще не осознал в полной мере перемены своего положения, − Энн усмехнулась. − Едва получив известия о помолвке его кузины с Дарси, мистер Коллинз отпросился у леди Кэтрин на пару недель и уехал с женой в Хартфордшир к ее родственникам.
   − Решил на время скрыться с глаз леди Кэтрин, чтобы не попасть под горячую руку патронессы, − догадался полковник. − Весьма мудро с его стороны. Лишившись же компании пастора, тетушка, должно быть, только рада своим гостьям, которые как никто поймут ее переживания, и при которых можно говорить откровенно на весьма щекотливые темы.
   Энн посмотрела на благодушно улыбающегося кузена и поняла, что он ничуть не расстроен обручением Дарси с мисс Элизабет и даже напротив находит определенное удовольствие в этой ситуации:
   − А вы не удивлены этой помолвкой, − сказала она.
   − Ничуть, − Фицуильям покачал головой. − Разве только тем, что она состоялась лишь сейчас, а не прошлой весной в Розингсе.
   − В Розингсе?! Но мне казалось, что… − Энн замялась, не в силах высказать свое предположение.
   − Вам казалось, что я ухаживаю за мисс Беннет? − полковник ухмыльнулся, глядя на смущенное лицо кузины. − Мисс Элизабет − милая девушка, но она вовсе не затронула мое сердце так сильно, как это произошло с Дарси. И я рад, что он смог переступить через все условности ради своего счастья.
   Энн разволновалась, услышав, что кузен не был увлечен мисс Элизабет, но в который раз напомнила себе, что это ничего не меняет в его отношении к ней самой. Она силилась придумать какую-нибудь тему, чтобы перевести беседу в более безопасное русло, и вовремя вспомнила, что хотела узнать, как развивались события в Лондоне, связанные с поисками и свадьбой мистера Уикхема и мисс Лидии.
   Она забросала вопросами кузена, на которые он весьма охотно и подробно ей отвечал, опустив, правда, при этом ряд деталей, как то: нежелание Уикхема жениться на мисс Беннет, применение к нему угроз, легкого шантажа вкупе с денежной подачкой со стороны кузенов, а также признание Уикхемом того факта, что его истинной матримониальной целью являлась вовсе не нынешняя жена, а сама мисс де Бер.
   При описании этих событий, Фицуильям внимательно всматривался в лицо кузины, наблюдая за ее реакцией при известии о совместном проживании Уикхема с мисс Беннет и их последующей свадьбе, пытаясь уловить признаки огорчения или переживаний по поводу того, что Уикхем теперь является мужем другой женщины. Но увидел лишь искренний интерес и радость, что все разрешилось так благополучно для всех, включая мисс Лидию и ее родственников.
   Сама Энн была довольна еще и тем, что смогла верно угадать цель поездки Дарси в Лондон из Дербишира. Непосредственное же участие Фицуильяма в спасении девушки, по собственной наивности и глупости доверившейся расчетливому и непорядочному злодею, в роли которого так успешно выступил мистер Уикхем, в глазах Энн возвело отважного кузена в статус благороднейшего рыцаря без страха и упрека. Теперь она чуть не с благоговением смотрела на него, а его доброжелательное и учтивое обращение с ней заставили ее забыть о собственной неприглядности, некрасивом платье и прическе.
   Энн наслаждалась беседой с кузеном целых полчаса или даже больше, пока в гостиной не появилась мрачная леди Кэтрин.
   − Фицуильям, наконец-то! − воскликнула она. − Я жду вас уже несколько дней!
   − Но я только вчера получил ваше письмо, − попытался оправдаться полковник, шутливо подмигнув Энн.
   − Тем не менее, вы могли бы и поторопиться, учитывая возмутительное поведение вашего кузена и мое ужасное состояние. Нам нужно решить, что делать в этой ситуации. Мисс Энн, − обратилась она к дочери. − Оставьте нас. Предстоящая беседа не предназначена для ваших ушей.
   Энн, только что расцветавшая от счастья и выглядевшая прехорошенькой, что не преминул отметить полковник во время разговора с кузиной, на глазах побледнела, даже подурнела и, извинившись, быстро вышла из гостиной. Хотя девушка и привыкла к такому обращению со стороны матери, подобное унижение ей было легче перенести в присутствии любых людей, но только не кузена. Она еле удерживала слезы, мечтая поскорее уединиться в своей комнате. Но для этого ей нужно было подняться на второй этаж, а у подножья лестницы как на грех стояли вернувшиеся с прогулки гостьи и миссис Дженкинсон. Чтобы не попасться им на глаза и выслушать еще какое-нибудь язвительное замечание мисс Кэролайн, Энн незаметно проскользнула в коридор и скрылась в библиотеке, где забралась с ногами в большое кресло в дальнем углу и принялась размышлять о собственной невеселой участи.
   Но в одиночестве она пробыла недолго. Вскоре дверь в библиотеку шумно распахнулась, раздались шаги, и голос леди Кэтрин произнес:
   − Надеюсь, здесь нам никто не помешает. Подумать только, в собственном доме негде уединиться!
   − Так всегда бывает, когда в доме находятся гости, − послышался спокойный голос полковника.
   − Сколько мороки с этими гостями, − процедила леди Кэтрин.
   Кто-то передвинул кресло, затем послышался шорох юбок и опять зазвучал голос ее сиятельства.
   − Конечно, миссис Херст и мисс Бингли вносят некоторое разнообразие в нашу жизнь, тем более, в отсутствие мистера Коллинза и его жены. Леди Меткаф, как вам должно быть известно, еще в Лондоне.
   Фицуильям что-то неразборчиво пробормотал, а леди Кэтрин продолжала:
   − Миссис Дженкинсон, как вы понимаете, никудышная собеседница, а мисс Энн меня постоянно огорчает. Вот и теперь она куда-то скрылась, вместо того, чтобы составить компанию миссис Херст и мисс Бингли. Сколько сил я потратила на ее воспитание, и все без толку. Хорошо еще, что миссис Дженкинсон не пренебрегает своими обязанностями, − все же я постаралась на славу, найдя более-менее приличную компаньонку для дочери. Чего мне стоили эти поиски, страшно вспомнить! Если бы вы знали, как трудно в наше время подыскать респектабельную компаньонку! Хотя миссис Дженкинсон далеко не идеальна и не всегда справляется с простейшими проблемами, она может на какое-то время занять гостей разговорами и проследить, чтобы они не скучали.
   − Так о чем вы хотели со мной поговорить, мадам? − Фицуильям решился прервать речитатив леди Кэтрин.
   Едва услышав голос матери, Энн замерла на месте, и только теперь осторожно выглянула из-за широкой спинки своего кресла, развернутого к окну так, что со стороны входа в библиотеку было трудно заметить, что в нем кто-то сидит. Поэтому ее присутствие до сих пор оставалось незамеченным для присутствующих в комнате. Леди Кэтрин сидела спиной к Энн на диване у низкого столика перед камином, а Фицуильям расположился в кресле наискосок от тетки, что девушка видела только его профиль.
   Пока она соображала, стоит ли ей обнаружить свое присутствие в библиотеке и тем вызвать на себя очередные замечания матери и ее раздражение, леди Кэтрин обрушилась на племянника со словами:
   − Куда вы смотрели?! Как вы могли допустить помолвку Дарси? Вы понимаете, что это значит для него и для всех нас?! Я в ужасном гневе!
   Энн тут же решила не показываться матери на глаза. Она еще больше забралась в угол кресла, решив дождаться их ухода. Конечно, с ее стороны было некрасиво подслушивать чужой разговор, но все, что сейчас собиралась сказать леди Кэтрин племяннику, не являлось секретом ни для кого из обитателей этого дома.
   − Это значит, что Дарси решил покончить со своей холостой жизнью, обзавестись женой, а там и наследником, − тем временем спокойно ответствовал полковник. − А нам остается принять его выбор и с уважением отнестись к его будущей жене.
   − Вы должны были поговорить с ним, объяснить, что он не может жениться на этой девице.
   − Если Дарси решил жениться именно на этой девушке, то ничто и никто не сможет его в этом переубедить, − тон Фицуильяма свидетельствовал о том, что он не намерен вмешиваться в дела кузена.
   − Как вы можете такое говорить?! − задохнулась леди Кэтрин. − Дарси − ваш кузен. Кузен, который погубит себя и всю семью позорным браком. Это настоящий мезальянс. И кого он выбрал себе в жены? Розингсу и мисс Энн он предпочел эту девицу, эту интриганку, вульгарную хищницу из скандального, потерявшего репутацию семейства Беннет! Бесприданница, низкого происхождения, состоящая в родственных связях с сыном управляющего и моим пастором, которые теперь станут и моими, и вашими, кстати, родственниками?! Я этого не переживу, не допущу, и знать Дарси больше не хочу!
   − Надеюсь, вы все же переживете свадьбу Дарси, − заметил Фицуильям. − К счастью, у вас крепкое здоровье.
   − И это все, что вы можете мне сказать? − голос леди Кэтрин задрожал от возмущения.
   − Могу еще сказать, что Дарси уже выбрал мисс Элизабет, он связан словом и женится на ней в любом случае, невзирая на ваши запреты. Мадам, он взрослый мужчина и сам распоряжается своей жизнью. Не думаю, что вам стоит так переживать из-за его женитьбы, и тем более, порывать с ним отношения. Он − единственный сын вашей сестры...
   − И он хочет запятнать ее имя, имя своей матери и память о ней…
   Энн неоднократно слышала все эти аргументы леди Кэтрин, поэтому погрузилась в собственные мысли, которые крутились в основном вокруг только что прозвучавшей фразы леди Кэтрин: "Розингсу и мисс Энн он предпочел…"
   Она знала, что представляет собой в глазах матери, да и окружающих, вещь гораздо менее ценную, чем поместье, и идет лишь как неизбежный придаток своего приданого и будущего наследства, поэтому всегда старалась не думать об этом и не пестовать свои обиды. Но сейчас, когда леди Кэтрин в который раз так легко поставила Розингс на первое место в перечне потерь Дарси, девушку захлестнула непередаваемая отчаянная горечь от такого явственного пренебрежения ею как личностью, с собственной душой, чувствами и сердцем. Ей сразу вспомнились неприязненные и унизительные замечания и попреки матери, снисходительность кузенов, презрительный взгляд мисс Элизабет, изощренные уколы мисс Бингли, сочувственные лица слуг и жителей поместья. И вдруг она чуть ли не впервые задумалась, от рождения ли стала такой никчемной и жалкой, или властный характер матери отнял у нее все самоуважение, если оно, конечно, когда-нибудь было. Или она сама, позволяя окружающим не считаться с ней и пренебрегать ее чувствами, своими собственными руками превратила себя в тень Розингса?
   До нее долетали обрывки гневных реплик матери, то насмешливые, то сдержанные ответы Фицуильяма, вдруг промелькнуло имя Джорджианы, и Энн поневоле опять прислушалась к разговору.
   − …кто теперь захочет на ней жениться, если она скомпрометирована подобными родственными связями?
   − Несмотря на женитьбу Дарси, который, между прочим, женится не на актрисе или даме полусвета…
   − Еще чего не хватало! − захлебнулась леди Кэтрин.
   − Ну, такие случаи, хоть и редко, но случаются, − спокойно продолжал полковник, − Будущая миссис Дарси дочь респектабельного дворянина…
   − … респектабельного! − фыркнула леди Кэтрин.
   − Конечно, респектабельного, владельца собственного поместья, пользующегося уважением в своем кругу. Кузина же, в любом случае, является внучкой и племянницей графов Мэлфордов…
   − Этого у нее не отнять, конечно, − леди Кэтрин чуть успокоилась. − Но найти ей жениха будет трудновато, учитывая сомнительных родственников ее невестки.
   − Если за это возьметесь вы, мадам, я уверен, результат будет самый удовлетворительный, − в голосе кузена Энн уловила насмешку.
   Леди Кэтрин насмешки не заметила, но ей явно понравилась перспектива взять в свои руки устройство замужества племянницы.
   − Конечно, у меня это получится несравнимо лучше, чем у Дарси, с его либеральными взглядами, − сказала она. − Пожалуй, у меня есть на примете пара молодых джентльменов. Мистер Карди из очень приличной семьи, да и сэр Барримор состоит в родстве, пусть дальнем, но с маркизом…
   Если леди Кэтрин начнет внушать этим джентльменам преимущества их женитьбы на Джорджиане, то они будет счастливы жениться на кузине, вообще на ком угодно, лишь бы их оставили в покое, раздраженно подумала Энн. И тут же сообразила, что ее мать не называет среди этих джентльменов самого Фицуильяма, хотя еще недавно утверждала, что его помолвка с Джорджианой чуть ли не решенное дело.
   − Значит, я уже исключен из списка потенциальных женихов мисс Джорджианы? − уточнил Фицуильям, будто прочитав мысли Энн.
   − Что? − леди Кэтрин отвлеклась от своих дум. − Вы и Джорджиана? Вот еще! Забудьте об этом. Вы женитесь на мисс Энн!

(продолжение)

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100