Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки





Водоворот - любовно-исторический роман


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Фанфики по роману "Гордость и предубеждение":

Пустоцвет - история Мэри Беннет. Роман (Не закончен)
Эпистолярные забавы Роман в письмах (Не закончен)
Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс-парке Иронический детектив. Роман. Коллективное творчество
Новогодняя пьеса-Буфф содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии. С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух). А также Автор (исключительно для симметрии)
Пренеприятное известие Диалог между супругами Дарси при получении некоего неизбежного, хоть и не слишком приятного для обоих известия. Рассказ.
Благая весть Жизнь в Пемберли глазами Джорджианы и ее реакция на некую весьма важную для четы Дарси новость… Рассказ.
Один день из жизни мистера Коллинза Насыщенный событиями день мистера Коллинза. Рассказ.
Один день из жизни Шарлотты Коллинз, или В страшном сне Нелегко быть женой мистера Коллинза… Рассказ.


У нас на форуме:

- Экранизация романа "Гордость и предубеждение"
- Фанфики по романам Джейн Остин
- Проблемы жанра любовного романа
- Образ Наташи Ростовой
- Нужна ли в XXI веке классическая литература
- Как опубликовать свое произведение
- Что не нравится в любовных романах
- Слово в защиту... любовного романа?


Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Новогодние истории:


Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также...»

Новогодняя история

«Поезд, скрипя тормозами, остановился. Алена спрыгнула со ступенек вагона и словно провалилась в мутный промозглый вечерний холод…»

Рождественский переполох в Эссексе

«− Зачем нам омела, если все равно не с кем поцеловаться? − пробормотала Эми, вдруг вспомнив молодого джентльмена, который сегодня первым заехал в их коттедж. У него были очень красивые голубые глаза, весьма приятные черты лица и явно светские манеры. И еще он был на редкость обаятельным... Она вздохнула и быстро прошла мимо дуба, стараясь выкинуть из головы все мысли о молодых людях, с которыми было бы так приятно оказаться под омелой на Рождество...»


Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

Глава III

   Наконец наступило долгожданное для всех воскресенье, когда к обеду в Розингс были приглашены обитатели Хансфорда. У всех участников предполагаемого события были свои явные или скрытые мотивы, по которым они с нетерпением ожидали этот вечер.
   Леди Кэтрин желала поразить чету Коллинзов и его гостей еще более роскошными блюдами, а также выдать каждому из них ряд указаний, которые были ею к этому времени всесторонне обдуманы.
   − Мистеру Коллинзу нужно подправить изгородь, − сказала днем леди Кэтрин, окидывая взглядом букеты цветов, расставленные в гостиной. − Не забыть ему об этом сказать…
   − У вас прекрасная память, тетушка, − ухмыльнулся Фицуильям, который развалился с газетой в кресле. − Уверен, вы никогда ничего не забываете.
   − Да? − леди Кэтрин с подозрением посмотрела на него. − Вы зачастили в Хансфорд, Фицуильям.
   Надеюсь, вы помните, о чем я вас предупреждала?
   Полковник только пожал плечами и скрылся за газетой. Он не строил серьезных планов в отношении мисс Беннет. Как младший сын графа, Фицуильям не наследовал семейную собственность. У него было, конечно, кое-какое состояние, но он не мог позволить себе жениться на бесприданнице. В данном случае речь шла лишь о том, чтобы в приятной беседе с хорошенькой девушкой провести вечер, который он с наслаждением предвкушал.
   − Мисс Мерайе Лукас вовсе не идет розовый цвет, как она полагает, − продолжала леди Кэтрин. − Голубой или желтый ей больше будет к лицу. Придется ей порекомендовать заглянуть в деревенскую лавку, где я видела подходящие отрезы.
   На этот раз ей никто не ответил.
   Миссис Дженкинсон была воодушевлена предстоящей встречей с мистером Коллинзом, которого считала на редкость глубокомысленным человеком. Еще она прикидывала, какие блюда будут поданы на стол, поскольку втайне была склонна к чревоугодию.
   Дарси размышлял о том, хочет ли он вновь встретиться с мисс Беннет. Доводы рассудка определенно проигрывали страстному желанию вновь ее увидеть, хотя он и имел такое счастье не далее, как сегодня утром в церкви.
   Энн напряженно пыталась разобраться в своих самых противоречивых чувствах. После прогулки с Фицуильямом, когда она сначала была так счастлива, а потом так расстроена его нескрываемым интересом к мисс Беннет, кузен проявлял к ней не больше внимания, чем к миссис Дженкинсон. Энн придумывала совсем неубедительные оправдания его поведению, объясняя их множеством столь же неубедительных причин: что при леди Кэтрин он не мог подойти к ней, поскольку ее мать не переносила, когда кто-то другой, а не она сама, являлся центром внимания; что его раздражало присутствие компаньонки, которая всегда вмешивалась в разговоры со своими поддакиваниями и не давала никакой возможности перейти к другим темам, кроме погоды и леди Кэтрин. Но при гостях, когда ее мать будет отвлечена другими, а миссис Дженкинсон прилипнет к мистеру Коллинзу, Фицуильям, возможно, все же вспомнит о ней. Энн надеялась на это, и не надеялась. Думая о том, как ей хотелось бы поговорить с ним, смотреть в его глаза и слышать его голос, она с мукой вспоминала, как он пренебрег ею, хотя и прекрасно сознавала, насколько она проигрывает рядом с красивой, полной огня и жизненной силы мисс Беннет.
   Гости пришли, и вечер пошел обычным ходом. Собравшись в гостиной, все общество переместилось в столовую, откуда затем возвратилось обратно в уже сытом и располагающем к неторопливой беседе благодушном состоянии.
   − Ваше сиятельство, − обратился к хозяйке мистер Коллинз, − позволите ли вы довести до вашего сведения, что мистер Лестнер, ваш арендатор, поссорился с мельником. Они не могли разъехаться с повозками на мосту, поскольку ни один из них не хотел уступить дорогу другому. Неблагоразумный характер и вспыльчивость мистера Лестнера привели к тому, что он сбросил мельника в воду и…
   − Очень хорошо, мистер Коллинз, − сказала леди Кэтрин, довольная, что приходской священник без особого поощрения и напоминаний с ее стороны доводит до сведения своей патронессы все, даже самые незначительные происшествия в округе. − Я займусь этим делом завтра же.
   Воодушевленная возможностью принести очередную пользу и самым справедливым образом рассудить жителей своих земель, она обратилась к Дарси, желая выяснить, с таким ли усердием, как его родственница, он водворяет мир и согласие в Пемберли, и заодно научить его, каким образом это лучше сделать.
   Мистер Коллинз, который уже неделю обдумывал, как вновь произвести самое благоприятное впечатление на леди Кэтрин и Дарси, богатого патрона доходных приходов, изрядно удовлетворенный своим пришедшимся так кстати сообщением, обратился к молодой наследнице с рассказом о новой проповеди, над которой он начал работать.
   Его жена и родственницы имели не меньше оснований ожидать от этого вечера собственных маленьких радостей.
   Миссис Коллинз всегда была рада разбавить компанию своего мужа другими людьми. Мисс Мерайя Лукас всякий раз была польщена очередным приглашением в Розингс и вниманием столь значительных особ. Мисс Беннет с удовольствием предвкушала общение с полковником Фицуильямом, предполагая также сполна удовлетворить свое любопытство, наблюдая за взаимоотношениями Дарси и мисс де Бер, которую предназначали ему в жены.
   Как обычно бывает, надежды только некоторых из присутствующих оправдались в полной мере, других − лишь частично, и только Энн этот вечер принес немало огорчений.
   Фицуильям сразу устроился рядом с мисс Беннет и беседовал с ней на всевозможные темы, только пришедшие на ум, как до обеда, во время, так и после него. Затем он переместился вслед за ней к фортепиано и до конца вечера не отходил от нее ни на шаг. Дарси вскоре присоединился к ним, и даже леди Кэтрин не смогла вернуть его и усадить в соседнее с собой кресло. Она метнула недовольный взгляд в сторону весело беседующей троицы и язвительно сказала:
   − Мисс Беннет удивительно легко обзаводится друзьями среди джентльменов.
   На это ответила лишь миссис Дженкинсон, пробормотав что-то вроде "как вы правы, ваше сиятельство, как правы", а смущенный мистер Коллинз при содействии своей несколько встревоженной жены неловко перевел разговор на другую тему.
   Энн, облаченная в дорогое, но очень некрасивое малиновое платье с жуткими перьями в прическе, весь вечер была вынуждена выслушивать комплименты мистера Коллинза, замечания матери и терпеть приставания миссис Дженкинсон. И если поначалу она все же надеялась, что на ее долю придутся хоть какие крохи радости, вскоре она в который раз в полной мере прочувствовала всю свою никчемность и убогость.
   И не только потому, что ей было тяжело видеть, как кузен увлечен другой девушкой. В какой-то момент мисс Беннет посмотрела на Дарси, а затем на мгновенье перевела глаза на нее. В этом мимолетном взгляде Энн не столько увидела, сколько почувствовала еле уловимое презрение и насмешку, отчего вдруг ощутила такую сильную боль, словно ее ударили по лицу.
   Энн никогда так не задевало ни пренебрежение собственной матери, ни снисхождение родственников, как этот беглый взгляд очень симпатичного ей человека, чью дружбу и расположение совсем недавно она мечтала завоевать. И как она ни уговаривала себя, что ей это почудилось, она не могла избавиться от ощущения неприязни со стороны мисс Беннет. Энн не понимала, за что та может испытывать к ней такое нерасположение, а потому утвердилась в мысли, что все дело в ее внешнем неприглядном виде и податливом характере, столь противоположным облику и натуре самой мисс Беннет.
   Более она старалась не смотреть в ее сторону, хотя украдкой порой наблюдала за кузенами, которые, в свою очередь, не сводили глаз с хорошенькой музыкантши. Фицуильям улыбался и выглядел вполне довольным собой и своей собеседницей. Дарси держался слишком невозмутимо и сдержанно, хотя, когда он смотрел на мисс Беннет, в его взгляде можно было заметить искреннее восхищение прелестной гостьей.
   Из-за собственных переживаний Энн еле досидела до ухода гостей и провела беспокойную ночь. Утром, сославшись на недомогание, она отказалась покидать свои комнаты к вящей радости леди Кэтрин, которая тут же объявила, что слабое здоровье дочери было совершенно подорвано частыми приемами гостей и прогулками в ветреную погоду, и немедленно послала за врачом.
   Все последующие дни, пока кузены пребывали в Розингсе, Энн редко появлялась внизу, под предлогом нездоровья предпочитая оставаться в своих комнатах.
   Но она знала, что Фицуильям и Дарси каждый день посещают Хансфорд, и несколько раз из верхнего окна мельком видела прогуливавшуюся по парку мисс Беннет, в сопровождении то одного, то другого джентльмена.
   Энн почти смирилась с происходящим, понимая, что нет толку переживать, поскольку она все равно не может представлять для Фицуильяма никакого интереса, разве что старалась избегать его общества, поскольку один только вид кузена мешал ей восстановить душевное равновесие, и с нетерпением ждала его отъезда.
   Дарси тем временем несколько раз откладывал свой отъезд из Розингса по непонятным причинам, а Фицуильям, который приехал с ним, не собирался уезжать без него. Энн думала, что Дарси задерживается по просьбе кузена, который хочет до отъезда устроить свои личные дела. И хотя ее и пугала мысль, что не сегодня-завтра он объявит о своей помолвке с мисс Беннет, она всячески корила себя за эгоизм, из-за которого не хотела, чтобы Фицуильям женился на такой милой и умной девушке, пусть и не слишком симпатизирующей ей самой.
   Как-то леди Кэтрин отправилась по делам в деревню и вернулась в необычайно возбужденном состоянии.
   − Где джентльмены, Джолинс? − спросила она, едва зайдя в дом.
   − Мистер Дарси в библиотеке, ваше сиятельство, а мистер Фицуильям на прогулке, − ответствовал дворецкий.
   Леди Кэтрин быстро вошла в библиотеку и упала в ближайшее кресло.
   − Дарси, мне срочно нужно с вами поговорить!
   Дарси, удивленный столь явным волнением обычно сдержанной тетки, вежливо осведомился:
   − Что случилось, миледи?
   − Меня беспокоит Фицуильям, − заявила леди Кэтрин, обмахиваясь платочком.
   Она многозначительно понизила голос и сказала:
   − Мистер Коллинз рассказал мне ужасные вещи. Оказывается, он много времени проводит с мисс Беннет!
   − Мистер Коллинз много времени проводит с мисс Беннет? − недоуменно переспросил Дарси.
   − Да нет же, − досадливо отмахнулась леди Кэтрин, − Фицуильям! Мистер Коллинз уверен… По ряду признаков, Фицуильям сильно увлечен мисс Беннет, слишком сильно, а мисс Беннет, похоже, отвечает ему взаимностью.
   − Мадам, что вы такое говорите!? − вскричал Дарси и казалось на мгновение потерял самообладание.
   − То и говорю, − насупилась леди Кэтрин. − Мистер Коллинз подозревает, что объяснение или уже состоялось, или вот-вот состоится.
   − Кузен вовсе не собирается жениться на мисс Беннет!
   − Он вам так сказал?
   − Нет, но…
   − А мистер Коллинз предполагает обратное.
   Дарси вдруг вскочил и в смятении зашагал по комнате.
   − Этого не может быть, − наконец сказал он.
   − Почему не может? − леди Кэтрин приложила платочек к глазам. − Я видела, что Фицуильям уделяет ей особое внимание. На обеде он не отходил от нее, а теперь они видятся каждый день. Я подозревала, что он легкомысленный, но до такой степени… Дарси, мы должны спасти Фицуильяма от неразумного брака!
   Дарси помрачнел:
   − Как он может жениться? У него нет средств содержать семью, а у нее… − голос его дрогнул, − нет приданого.
   − Признаться, я только на это и надеюсь. Но если он слишком увлекся и сделал ей предложение, то будет трудно разорвать помолвку. Для этой особы Фицуильям − подарок судьбы и она ни за что не откажет ему, если он попросит ее руки. Но я не позволю этому произойти! А если… Я заставлю ее вернуть ему слово! И так некстати я именно сегодня пригласила Коллинза и его родственниц на чай!
   В библиотеке воцарилось молчание.
   − Если они еще не помолвлены, − наконец, сказала леди Кэтрин, − его надо срочно увезти отсюда. Не подумайте, что я выставляю вас, но…
   Ее племянник все так же молча подошел к камину, облокотился о каминную полку, и казалось, не слышал ее, сосредоточенно думая о чем-то своем.
   − Мне нужно поговорить с ним и объяснить всю опасность такого брака. Ему нужна девушка совсем другого происхождения, с хорошим приданым. О, Господи! Породниться с Коллинзами! Я этого не допущу! И что скажет мой брат?! Я немедленно пошлю за Фицуильямом…
   Но едва она проговорила эти слова, как виновник переполоха собственной персоной появился в дверях библиотеки.
   − В этом доме можно выпить чаю? − как ни в чем не бывало осведомился он и прошел к столику, где стоял графин с хересом. Налив себе полбокала, он присел на кушетку и посмотрел на Дарси и тетку.
   − Что-то случилось? У кузины ухудшилось самочувствие?
   − Мисс Энн в полном порядке! − раздраженно воскликнула леди Кэтрин. − Она здесь ни при чем. Мы переживаем за вас, Фицуильям!
   − За меня?! А что случилось со мной?
   − Если и не случилось, то вот-вот может случиться, − отрезала она и впилась взглядом в племянника. − До нас дошли слухи, что вы ухаживаете за мисс Беннет, что дает ей основания надеяться…
   − И откуда же такие сведения? − рассмеялся полковник. − А, догадываюсь… Милейший мистер Коллинз проявляет беспокойство по поводу своей кузины, тревожась, что она может получить больше, нежели он ей предопределяет.
   − На его месте вполне естественно чувствовать тревогу за девушку, вверенную его попечительству, − строго сказала леди Кэтрин. − Конечно, он поделился со мной своими волнениями, и я считаю своим долгом…
   − Ради Бога, тетя! − Фицуильям отпил вина и откинулся на спинку кресла. − Я не ребенок и могу самостоятельно принимать решения, касающиеся свой жизни.
   − Вы сделали ей предложение?! − ахнула леди Кэтрин.
   Фицуильям не был настолько влюблен в мисс Беннет, чтобы задумываться о женитьбе на ней, и был уверен, что не дал мисс Беннет никаких поводов отнестись к их встречам более серьезно, чем они собой представляли. И хотя она казалась вполне разумной девушкой, которая не видит в каждом встреченном ею мужчине будущего мужа, на всякий случай, не имея привычки играть с сердцами юных леди, не далее как сегодня утром он вполне определенно дал ей понять, что его положение не позволяет ему жениться на девице без состояния, и мисс Беннет спокойно и с пониманием отнеслась к его словам. Поэтому суматоха, устроенная его теткой, показалась ему забавной. Он решил немножко подшутить на ней и, состроив удрученное лицо, сказал:
   − Пока не сделал, но…Кто знает? Вполне возможно, что это произойдет, или… нет…
   Откровенно неодобрительная реакция леди Кэтрин вынудила его продолжить:
   − Мисс Беннет − чудо как хороша! Если бы у меня было состояние, как у Дарси, тогда меня ничто бы не остановило, хотя и в своем положении, боюсь, мне трудно отказаться от нее. Она на редкость мила…
   − Она − наглая кокетка! − возмутилась леди Кэтрин.
   − Ничего подобного, и вы это знаете, хотя и пытаетесь приписать ей столь неприглядное качество. Мисс Беннет красивая, жизнелюбивая девушка, общество которой приятно и никогда не наскучит. Естественно, что она нравится мужчинам.
   Фицуильям посмотрел на Дарси и только теперь заметил его мрачный вид:
   − Разве я не прав, кузен? Вы ведь тоже не прочь поухаживать за ней? Может быть, вы сейчас со столь сосредоточенным видом раздумываете, не сделать ли ей предложение? Тогда поспешите, пока кто-нибудь другой не увел ее из-под вашего носа, хотя бы я.
   Он думал, что Дарси развеселит его предположение, но тот слишком серьезно спросил:
   − И вы спокойно к этому отнесетесь?
   Фицуильям поднял бровь, размышляя о странном поведении кузена. Было похоже, что Дарси ревнует его к мисс Беннет. Это казалось слишком неправдоподобным, но Фицуильям вовсе не собирался издеваться над его чувствами, если тот их испытывал. Поэтому он как можно небрежнее взмахнул рукой и притворно возмутился:
   −Разве я похож на собаку на сене?! И если я в своем почти нищенском положении не могу на ней жениться, то буду только счастлив назвать мисс Беннет своей сестрой…
   − Дарси никогда, − слышите? − никогда не уронит свою честь и не забудет о своем долге! − воскликнула пораженная в самое сердце леди Кэтрин.
   − Вы так думаете?! − Дарси посмотрел тяжелым взглядом на тетку и вышел из библиотеки.
   − Фицуильям, как вы можете так шутить?! − леди Кэтрин с негодованием напустилась на племянника.
   − Все не так ужасно, как вам могло показаться, мадам, − полковник рассмеялся и принялся успокаивать свою тетку, которая, в конце концов, уверовала, что мистеру Коллинзу изменила его проницательность и он слишком серьезно воспринял несколько невинных встреч и прогулок ее племянника с мисс Беннет.
   Леди Кэтрин, вполне умиротворенная заверениями Фицуильяма, что он и не думал, и в мыслях у него не было, поднялась в свои покои, чтобы приготовиться к встрече гостей из Хансфорда и при случае поставить на место дерзкую девчонку, чуть не поймавшую в свои сети одного из ее племянников. Мысль о том, что Дарси может быть увлечен мисс Беннет, она, после некоторого обдумывания, отбросила прочь как совершенно невозможную. По сравнению с происхождением, связями и богатством ее дочери, эта ничтожная особа очевидно проигрывала и Дарси, конечно же, не мог этого не видеть.
   Вечером компания из Хансфорда явилась не в полном составе, объяснив отсутствие мисс Беннет внезапным недомоганием.
   Леди Кэтрин была этим несказанно обрадована, и даже не встревожилась, когда Дарси, просидев какое-то время с гостями, извинился и вышел. Она намеревалась лишь впоследствии потребовать от него полный отчет о делах, которые лишили всех удовольствия побыть в его обществе.
   Но Дарси больше не вышел к гостям и на следующий день был непривычно угрюм и еще более молчалив, объявив, что собирается уехать завтра поутру. Фицуильям стал было подтрунивать над дурным настроением кузена, но вскоре оставил его в покое, подозревая, что причина этого была серьезнее, чем он мог предположить. Не собираясь лезть в его душу, Фицуильям решил заодно не пускать туда и леди Кэтрин, и с небывалой готовностью целый день выслушивал все ее советы и даже обещал руководствоваться ими всю ближайшую неделю, а то и две. Леди Кэтрин, в свою очередь, приписала плохое настроение Дарси его нежеланию расставаться с ней и мисс Энн.
   На следующее утро ее племянники, попрощавшись с обитателями Хансфорда и Розингса, наконец, уехали.
   Леди Кэтрин пребывала в настолько благодушном состоянии духа, что ее опасения не получили подтверждения, что даже простила мисс Беннет и почти вернула ей свое расположение, а также пригласила чету Коллинзов и их родственниц в этот день к обеду, чтобы ей было с кем обсудить отъезд племянников и показать мисс Элайзе Беннет, что значит настоящее христианское всепрощение.
   Энн вышла к гостям только потому, что общество одной миссис Дженкинсон ее слишком утомило и его требовалось разделить с кем-нибудь другим. Поскольку кузенов уже не было, то она была вполне в состоянии вынести присутствие мистера Коллинза и иже с ним.
   Она обратила внимание, что мисс Беннет, хотя и старается выглядеть веселой, на самом деле чем-то сильно огорчена. Приписав ее подавленное состояние отсутствию Фицуильяма, Энн в душе искренне посочувствовала ей, уже хорошо представляя, какое разочарование могла пережить мисс Беннет, если подарила свое сердце полковнику, который так и не оправдал ее чаяний.
   Когда разговор зашел об отъезде молодых людей, и леди Кэтрин поделилась, как племянники, особенно Дарси, были огорчены разлукой с ней и расставанием с Розингсом, мистер Коллинз не упустил случая воскликнуть:
   − Как же, ваше сиятельство! Ведь здесь остались его надежды и его сердце, без которых он, смею предполагать, вряд ли сможет обходиться долгое время. И я уверен, скоро мы будем иметь удовольствие не только видеть здесь глубокоуважаемого мистера Дарси, но и принимать его в несколько другом, но от этого не менее, а даже более почетном статусе…
   Все присутствующие улыбнулись. Но если леди Кэтрин расплылась в улыбке, поскольку была весьма довольна столь деликатным намеком на желаемое событие, то Энн нашла подобное заявление мистера Коллинза, по меньшей мере, неуместным и даже смешным, учитывая на редкость равнодушное отношение Дарси к своей кузине. По губам мисс Беннет скользнула улыбка скорее отдающая насмешкой, чем каким-либо другим чувством.
   В остальном вечер прошел как все другие подобные вечера, разве что леди Кэтрин все свое внимание уделила наставлениям в адрес мисс Беннет и мисс Лукас, которые в ближайшее время должны были покинуть Хансфорд.
   Они подробнейшим образом были проинструктированы, какой дорогой им следует ехать, как придерживаться в пути правил хорошего тона, в каком порядке следует уложить вещи, на какой станции менять лошадей. Леди Кэтрин в приступе благожелательности предложила взять одну или даже двух девиц с собой до Лондона, если они задержаться в Хансфорде еще на месяц. Но поскольку ее предложение было вежливо отклонено, она продолжала неутомимо наставлять девиц, не упуская ни одной мелочи, еще целую неделю, вплоть до самого их отъезда.

(продолжение)

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


                 Rambler's Top100