графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки





Водоворот - любовно-исторический роман

Денис Бережной - певец и музыкант
Денис Бережной - певец и музыкант
Исполнитель романсов генерала Поля Палевского Взор и Красотка к On-line роману «Водоворот»


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора



Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Ранние произведения Джейн Остен («Ювенилии»)

Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»

Дейзи Эшфорд
Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»



Наташа Ростова - идеал русской женщины?


Слово в защиту ... любовного романа

Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Детективные
истории


Хроники Тинкертона: «O пропавшем колье»

«В Лондоне шел дождь, когда у дома номер четыре, что пристроился среди подобных ему на узкой улице Милфорд Лейн, остановился кабриолет, из которого вышел высокий грузный мужчина сумрачного вида. Джентльмен поправил цилиндр, повел плечами, бросил суровый взгляд на лакея, раскрывшего над ним зонт, и...»

Рассказы о мистере Киббле: Как мистер Киббл боролся с фауной

«Особенности моего недуга тягостны и мучительны, ведь заключаются они в слабости и беспомощности, в растерянности, кои свойственны людям, пренебрегающим делами своими и не спешащим к отправлению обязанностей...».


Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Fan fiction

Екатерина Юрьева
(аpropos)

В   т е н и

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

Глава XIV

   После легкого переполоха гости были устроены в доме, после чего леди Кэтрин потребовала объяснений от своей племянницы.
   − Мисс Джорджиана, я, конечно, рада вас видеть, но позвольте полюбопытствовать, что привело вас в это время в Кент, когда вы должны были находиться в Лондоне? − сурово спросила она побледневшую девушку.
   Сумбурные объяснения мисс Дарси по поводу ее неожиданного появления в Розингсе не пролили свет на причину этого события. Только когда в разговор вступила пожилая дама − компаньонка Джорджианы − миссис Энсли, выяснилось, что мистер Дарси, который все еще находился в Хартфордшире, наказал сестре отправиться из Лондона к дяде, графу Мэлфорду. Но одновременно с письмом от Дарси пришло письмо и от Мэлфордов, в котором сообщалось, что дядя и тетя с кузинами отбыли в гости к друзьям в Норфолк. Виконт Роксли, у которого могла какое-то время пожить Джорджиана, с женой уехал в Шотландию. И миссис Энсли, не подозревая о размолвке леди Кэтрин с племянником, решила привезти свою подопечную в Кент, где, как она выяснила, находился в данное время и опекун мисс Дарси − полковник Фицуильям. Сообщив о перемене планов мистеру Дарси и не дожидаясь ответного письма, она тут же выехала с Джорджианой в Розингс. По дороге они встретили мистера Херста, в обществе которого и прибыли в имение леди Кэтрин.
   − Да, именно так все и было, − подтвердил мистер Херст, с наслаждением смакуя портвейн, который то и дело подливал себе в бокал из стоящего рядом графинчика. − Мы случайно встретились неподалеку отсюда на постоялом дворе.
   Леди Кэтрин подняла брови и вопросительно посмотрела на полковника. Но тот лишь пожал плечами. Он не получал от Дарси никаких сообщений о том, почему его сестре надлежало оставить Лондон и переехать к родственникам.
   − Я сообщу Дарси, что мисс Джорджиана в Розингсе, − сказал Фицуильям, памятуя о ссоре леди Кэтрин и Дарси. − Думаю, он не будет возражать, если его сестра здесь погостит.
   Он не боялся, что тетка, решительно настроенная против женитьбы Дарси, начнет настраивать Джорджиану против собственного брата. Леди Кэтрин все же была достаточно сообразительна, чтобы не забивать голову юной леди своими соображениями по поводу неблагоразумного брака ее брата.
   К тому же складывалось впечатление, что леди Кэтрин смирилась с помолвкой одного племянника, планируя женить второго на своей дочери. Если она и признавала теперь, что чересчур погорячилась с осуждением женитьбы Дарси, то виду не подавала, а насколько Фицуильям знал своего кузена, тот не был способен быстро простить тетке ее нелестные и даже оскорбительные характеристики его будущей жены, а также забыть нелицеприятные выпады по собственному адресу. Упрямство одного не уступало упрямству другого, что только подтверждало их родственные связи.
   Полковник взял на себя переговоры между сторонами и на следующий же день отправил в Хартфордшир письмо кузену, в котором, помимо приветов Бингли и очаровательной мисс Элизабет Беннет, сообщалось:

   Ваша сестра неожиданно почтила Розингс своим присутствием, о чем Вы, видимо, уже знаете из письма миссис Энсли. Не предполагаю, что за нужда заставила их так спешно покинуть Лондон, но обещаю позаботиться о мисс Джорджиане, пока Вы заняты подготовкой к столь ожидаемому и приятному событию, как собственная свадьба.
   Леди Кэтрин вполне оправилась после определенных известий и уже в состоянии спокойно произносить Ваше имя, как и упоминать о предстоящих переменах в Вашей жизни. Так что Вы можете рассчитывать на ее благоразумие, и быть уверенным, что мисс Джорджиана не будет втянута в ряд разногласий, существующих между Вами и нашей общей родственницей.

   Ответ Дарси последовал незамедлительно:

   Некоторые обстоятельства, о которых я смогу сообщить Вам только при личной встрече, вынудили меня поторопить отъезд Джорджианы из Лондона. Ее появление в Кенте было для меня крайне нежелательно, но если Вы, дорогой кузен, все еще находитесь в Розингсе, и сможете лично проследить за моей сестрой и своей подопечной, а также оградить ее от эмоциональных высказываний нашей общей родственницы, то я буду только рад всецело положиться на Вашу рассудительность.
   Позвольте полюбопытствовать, что Вас так задержало в Кенте и как поживает наша кузина Энн?

   Полковник, памятуя о неких недоразумениях в его отношениях с мисс Энн, не стал распространяться о них, а довольно туманно ответил о своем давнем желании провести отпуск с родственницами в Кенте и проч.
   Тем временем Энн, которая должна была бы быть довольной появлением кузины, разбавившей своим присутствием надоевшее общество миссис Херст и мисс Бингли, вовсе не радовалась ее приезду и не могла избавиться от мыслей, что Фицуильям, потерпев неудачу с одной кузиной, не замедлит попытать счастья с другой. Она ревниво наблюдала за их встречей, и его доброжелательное внимание к Джорджиане казалось ей проявлением особого интереса и чуть ли не сердечной склонностью.
   Фицуильям, не подозревая о переживаниях Энн, почти весь вечер не отходил от своей подопечной, развлекал ее разговором, подносил ей чашки с чаем и переворачивал ноты во время ее игры на фортепьяно. Мисс Бингли, которая последнее время старалась держаться подальше от Энн, не преминула присоединиться к полковнику и Джорджиане. Ей более незачем было восторгаться успехами мисс Дарси в занятии музыкой и прочими ее достоинствами, поэтому все свое внимание мисс Бингли уделила полковнику, и приставала к нему почти с той же настойчивостью, с какой еще недавно донимала Дарси.
   Мистер Херст, еще за обедом изрядно вознаградив себя за все дорожные тяготы, мирно подремывал в кресле, периодически прикладываясь к бокалу портвейна, который предусмотрительно водрузил на ближайший к себе столик. Миссис Дженкинсон обрела в миссис Энсли внимательную слушательницу и щедро делилась с ней рассказами о своих племянницах. Леди Кэтрин пришлось довольствоваться компанией миссис Херст, и только Энн в одиночестве сидела в уголке гостиной, во всех подробностях представляя себе скорую помолвку Фицуильяма и Джорджианы.

   Казалось, робкой мисс Дарси будет трудно привыкнуть к новой, хотя и знакомой по редким визитам к тетушке, обстановке, но она поразительно быстро освоилась в Розингсе, и уже на следующий по приезде день завела нескончаемые разговоры о музыке, которые перемежались многочасовыми занятиями музыкой же в гостиной, прерываемой лишь визитами в столовую. Энн с удивлением наблюдала, как застенчивая и молчаливая в присутствии брата девушка на глазах преобразилась и оказалась вовсе не такой чинной и бессловесной, какой представлялась ранее. Некоторая сдержанность Джорджианы при леди Кэтрин моментально исчезала, едва она оказывалась наедине с кузиной, которую выбрала в свои наперсницы и была с ней весьма откровенна и не в меру болтлива.
   − Когда брат женится, мне придется жить с ним в Пемберли, − рассказывала Джорджиана. − Не могу сказать, что меня прельщает такая перспектива, потому как он со мной слишком строг. О, представляю эту жизнь: он начнет проверять мое расписание, следить за каждым моим шагом, а, учитывая, что он почти не общается с соседями и редко принимает гостей, то в Дербишире будет смертельно скучно. Одна надежда, что мисс Беннет, кажется, не имеет ничего против общества и возобновит знакомства в округе, если сможет убедить брата, что в этом нет ничего предосудительного.
   Также она поведала, как ей понравилась живая и веселая мисс Беннет, и что она, Джорджиана, рада, что брат женится именно на ней, а не на этой противной мисс Бингли, которая вот уже несколько лет, к счастью, безуспешно преследовала Дарси с намерением его окрутить.
   Несколько шокированная подобными рассуждениями Энн вскоре узнала, что, хотя Джорджиана еще не выезжала, в Лондоне ее частенько приглашали знакомые знакомые графа Мэлфорда на домашние праздники и вечера, где всегда присутствовали очаровательные молодые люди, которым и была посвящена большая часть разговора.
   − Мистер Колхэм, − сказала Джорджиана и покраснела, − мистер Колхэм говорил, что ждет − не дождется, когда меня начнут вывозить в свет, потому что тогда он сможет танцевать со мной на балах.
   Имя мистера Колхэма слишком часто упоминалось мисс Дарси. Это давало основания предположить, что кузина увлечена этим молодым джентльменом, который, как сразу выяснилось, вовсе не был так уж молод. Ему было тридцать лет, дожив до которых, он не имел определенных занятий, кроме частого времяпрепровождения в гостиных и клубах Лондона. На какие доходы он вел свой праздный образ жизни, у Джорджианы не было никаких сведений, и ее это мало интересовало.
   − Миссис Энсли придумала, что он охотится за моим приданым. Она написала брату, а тот, в свою очередь, запретил мне общаться с мистером Колхэмом. Разве это не жестоко?! − вопрошала Джорджиана, апеллируя к кузине.
   Энн только кивнула, хотя полностью одобрила действия миссис Энсли и Дарси. Она сама чуть не стала жертвой охотника за приданым, и уже представляла, насколько они могут быть опасны и беспринципны.
   − Он любит меня, − трагическим тоном прошептала Джорджиана, − любит и мечтает на мне жениться. Но брат заявил, что я еще очень молода, а мистер Колхэм, в любом случае, неподходящий жених, потому что имение мистера Колхэма было продано за долги, его дела совершенно расстроены, а он сам собирается поправить свое положение выгодной женитьбой. Поэтому брат повелел миссис Энсли срочно увезти меня из Лондона.
   Так выяснилась причина, по которой Дарси решил отправить сестру к родственникам, а раз компаньонка кузины в такой поспешности уехала в Кент, то дела, видимо, приняли весьма нежелательный оборот. Это подтвердила и Джорджиана, жалобно воскликнув:
   − Это все из-за записки, которую мне передал мистер Колхэм! Ее увидела миссис Энсли и прочитала, хотя это было весьма некрасиво с ее стороны. Записка же предназначалась мне!
   − А что было в этой записке? − поинтересовалась Энн.
   − Ну, − Джорджиана смущенно затеребила ленточку от шляпки. − Мистер Колхэм предлагал мне тайно обвенчаться. Он так влюблен в меня! Разве миссис Энсли может понять страдания влюбленных? Но я никогда бы не согласилась на тайный брак, − поспешно добавила она. − Но брат, после истории с мистером Уикхемом, мне не очень-то доверяет…
   − С мистером Уикхемом?! − ахнула Энн.
   − Ой, я не должна была об этом говорить, − всполошилась Джорджиана, но удержаться уже не могла и, взяв слово с кузины, что та никому об этом не расскажет, поведала ей историю с сорвавшимся побегом, случившуюся в прошлом году.
   − Мне тогда было всего пятнадцать лет, − оправдывалась она, будто в свои нынешние шестнадцать лет набралась достаточного опыта и умудренности. − И я быстро поняла, что мистер Уикхем был всего лишь кратким увлечением. Но к мистеру Колхэму сейчас я испытываю совсем другие чувства.
   Тем не менее, через несколько дней мистер Колхэм был почти забыт, поскольку Джорджиана вдруг разглядела в своем кузене те достоинства, которыми не обладал прежний предмет ее грез, и с каждым разом находила Фицуильяма все более привлекательным.
   − Удивляюсь только, как это вы, дорогая кузина, сами не увлеклись полковником, − говорила Джорджиана, не замечая, что ее дорогая кузина мрачнеет на глазах. − К сожалению, у него нет титула и поместья, но он может составить кому-нибудь из нас, − с нашим− то приданым! − вполне подходящую партию. У него такая стройная осанка и мужественное лицо, потрясающие глаза, а голос до чего приятный, − тут мисс Дарси зажмурилась и призналась:
   − Когда я слышу его голос, у меня мурашки начинают бегать по коже… И ему так идет мундир! Не случайно эта мисс Бингли, упустив брата, положила глаз на нашего кузена!

   Единственный холостой мужчина в обществе трех незамужних леди всегда является объектом их пристального внимания, и Фицуильям, хоть и не сразу, но довольно быстро заметил, что каждый сделанный им шаг и каждое сказанное им слово воспринимаются девицами Розингса с неослабевающим интересом и повышенной чувствительностью. Мисс Бингли стала обходиться с ним необычайно ласково, Джорджиана моментально оживлялась в его присутствии, Энн же, продолжая демонстрировать холодность, тем не менее, старалась не оставлять его наедине с кем-нибудь из вышеупомянутых леди и уже не столь упорно избегала его общества. Так что Фицуильям, весьма довольный подобным состоянием дел, не без оснований считал, что ситуация складывается в его пользу, и рассчитывал в скором времени добиться от кузины положительного ответа на свое повторное предложение руки и сердца.
   Леди Кэтрин, также обратившая внимание на поведение племянницы и гостьи, которые, казалось, стремились увлечь полковника своими чарами, заволновалась, что кто-то из них уведет жениха ее дочери. Она призвала Фицуильяма в библиотеку, где откровенно призналась:
   − Мне не нравятся все эти уловки мисс Бингли и мисс Дарси, с которыми они преследуют вас!
   − Меня преследуют?! − полковник с деланным недоумением взглянул на тетку.
   − Да, да, именно преследуют, − сказала леди Кэтрин. − Они постоянно крутятся возле вас, заводят с вами разговоры и посылают вам нежнейшие улыбки. А вы носите за ними зонтики, рукоделие, сопровождаете их на прогулках, и создаете впечатление, − леди Кэтрин постепенно закипала, − что не прочь принять все знаки их внимания.
   − Но я вовсе не…
   − Если мисс Энн немного погорячилась и отказала вам в своей руке, то это вовсе не означает, что она против этого брака! − перебила Фицуильяма леди Кэтрин. − Она всегда немного смущалась в присутствии Дарси, но с вами-то у нее всегда были самые теплые отношения. Конечно, она мечтает выйти за вас замуж! И если бы вы все сделали правильно и не испугали ее, то мы могли бы уже объявить о вашей помолвке и готовиться к свадьбе!
   − Мадам, − полковник вовсе не собирался оставлять последнее слово за теткой. − Если вы припомните наш разговор…
   − Я прекрасно все помню! − воскликнула леди Кэтрин. − Вы просили не вмешиваться в ваши ухаживания за моей дочерью, и я не вмешивалась, о чем теперь горячо сожалею. Вы совершенно не умеете обращаться с женщинами, сэр! И я еще называла его дамским угодником! − простонала она.
   − Я прекрасно умею обращаться с женщинами, − насупился Фицуильям.
   − Если бы умели, то давно бы добились руки моей дочери, а не флиртовали бы с мисс Джорджианой и мисс Бингли, − злорадно парировала леди Кэтрин.
   − Это часть моего плана! − попытался оправдаться племянник. − Ревность пробуждает и обостряет чувства.
   − Пока вы пробудили чувства только в моей племяннице и мисс Бингли.
   − Ничего подобного, − возразил Фицуильям. − Для них это простое развлечение за неимением других.
   − Пусть они развлекаются другими способами, − отрезала леди Кэтрин.
   − Ну, хорошо же, − пробормотал полковник. − Если мое почтительное преклонение на расстоянии и груды подарков в виде вееров, конфет и цветов не смягчили сердце мисс Энн, то решительные действия в виде планомерного наступления и чудной верховой лошадки, наверняка заставят ее пересмотреть свое отношение ко мне.
   −Лошадки?! − ахнула леди Кэтрин. − Этому не бывать!
   Но через четверть часа она была вполне согласна с племянником, что чудная верховая лошадка является самым лучшим средством для покорения девичьих сердец.

   Так в Розингсе вскоре появилась чудная кобылка для мисс Энн − ласковая, изящная, серо-серебристой масти, с длинными гривой и хвостом. Энн была ею совершенно очарована, дала ей имя Мона, и часто ходила на конюшню, чтобы угостить свою лошадку морковью, солеными сухариками или кусочками сахара.
   −Так вы ее совсем разбалуете, − усмехался Фицуильям, с некоторой завистью глядя на Мону, которую Энн нежно гладила по шее или целовала в бархатный нос.
   − Но это же моя лошадка, − лукаво отвечала Энн, глядя сияющими глазами на своего кузена. За один этот взгляд он был готов терпеть все нежности, которые Энн изливала на терпеливое животное. − Мечтаю ее избаловать. Я никогда никого еще не баловала.
   Фицуильям подумал, что лучше бы она побаловала его, но резонно удержал свои мысли при себе.
   − Я научу вас ездить верхом, − сказал он. − И мы с вами сможем каждое утро отправляться на прогулки по парку и окрестностям Розингса, если вы, конечно, не возражаете против моего общества.
   − Что вы! − с жаром воскликнула Энн. − Напротив, я буду вам очень признательна, если вы…
   Она смутилась. Его подарок и явное намерение проводить с ней так много времени говорили о том, что для нее еще не все потеряно. "Может быть, Фицуильям не склонен жениться на Джорджиане, − подумала она. − Да и мисс Бингли, видимо, не настолько ему нравится, если он все же предпочитает мое общество".
   − Тогда в ближайшее же время мы начнем с вами занятия по верховой езде, − сказал полковник, довольный, что его план начинает приносить свои, пусть еще незрелые, плоды.
   − Лошади такие большие, я их боюсь, − сказала Джорджиана, когда полковник с Энн вернулись в дом. - Разумеется, я умею ездить верхом, но предпочитаю ходить пешком или ездить в экипаже.
   − И правильно, − кивнула леди Кэтрин, обеспокоенная предстоящими уроками верховой езды своей дочери. − В молодости, случалось, я иногда ездила верхом, но всегда считала, что прогулки в экипаже гораздо безопаснее и полезнее для здоровья.
   − Пешие прогулки благотворно действуют на общее развитие организма, − вступила в разговор миссис Энсли. − Движение улучшает цвет лица и укрепляет желудок.
   Леди Кэтрин с миссис Дженкинсон изумленно взглянули на компаньонку мисс Дарси, которая осмелилась вставить свое замечание в общий разговор.
   − Возможно, − снисходительно согласилась хозяйка дома. − Но такие прогулки слишком утомительны, да и не подобают настоящей леди.
   − Ходить пешком утомительно, − поддакнула миссис Дженкинсон. − Весьма утомительно.
   − То ли дело − экипаж, − продолжала леди Кэтрин.
   Мистер Херст, в ожидании ленча нетерпеливо посматривающий на часы, нахмурился:
   − Экипажи постоянно ломаются и переворачиваются. От них одни неприятности: то колесо соскочит, то лошадь захромает, а хорошего кучера днем с факелами не сыскать.
  Фицуильям усмехнулся, глядя на растерянную тетушку, которая тут же возразила:
   − У меня прекрасные кучера и экипажи.
   − Ходить пешком − пустое времяпрепровождение, − продолжал проголодавшийся мистер Херст. − Как и катание верхом. Лезть на лошадь, чтобы набить себе синяки… Бррр! Лучшие прогулки на свете − удобное кресло да стакан доброго вина!    − Но это же не прогулка, − встрепенулась миссис Херст. − Вы, дорогой мистер Херст, совсем перестали бывать на воздухе, что сказывается на вашем аппетите и сне.
   − У меня прекрасный аппетит и сон, − возразил мистер Херст. − Воды Скарборо пошли мне на пользу.
   Энн заметила, как ее мать встревожилась при упоминании синяков, и испугалась, что ей теперь запретят ездить верхом. Но леди Кэтрин промолчала, а мисс Бингли, преследуя свои цели и зная, что полковник, будучи заядлым спортсменом, любит верховую езду, быстро сказала:
   − В езде на лошади есть своя прелесть, − она проникновенно улыбнулась Фицуильяму. − К сожалению, здесь нет моей верховой лошади, − добавила она.
   Она надеялась, что полковник предложит ей прокатиться на кобыле мисс де Бер, пока сама хозяйка еще не умеет ездить на лошади, но Фицуильям и не подумал этого сделать. И как только от портнихи была доставлена амазонка для Энн, было решено приступать к урокам верховой езды, при условии, конечно, что не будет дождя.
   Энн с нетерпением ожидала начала уроков, представляя, как мчится на лошади по аллеям парка в сопровождении кузена. Фицуильям с воодушевлением предвкушал, как будет подсаживать свою робкую кузину в седло, поправлять ее ножку в стремени и, касаясь ее ручек, учить правильно держать повод. Эти прогулки наедине открывали перед ним прекрасные перспективы для продолжения ухаживаний за Энн без докучливых наблюдателей и подразумевали массу возможностей для успешного разрешения его планов по женитьбе на скромной кузине.
   Наконец, наступил долгожданный день первого урока, на котором захотели присутствовать все леди, но полковник решительно пресек их намерения.
   − Мисс Энн будет чувствовать себя неловко, если за ней будут наблюдать, − сказал он.
   Избавив себя таким образом от свидетелей, Фицуильям, сопровождаемый многочисленными напутствиями леди Кэтрин и ревнивыми взглядами девиц, провел Энн к заднему подъезду дома, где их уже ждали оседланные лошади. Усадив легкую как перышко девушку в седло, он неторопливо объяснял, как нужно ездить на лошади, как заставлять ее двигаться и останавливаться, как правильно держать повод, пока не заметил в окне головы любопытствующих дам, во все глаза наблюдавших за Энн и полковником.
   − Пожалуй, лучше поехать в парк, чтобы закрепить на практике теоретический материал, − воскликнул он и, вскочив на свою лошадь, направил ее на длинную аллею, обсаженную высокими деревьями, за которыми их невозможно было увидеть из дома.
    Энн шагом проследовала за ним, в восторге от новых ощущений, которые вызывали мерное покачивание в седле от упругого шага лошади, сила и покорность животного, чувствуемая через натянутый повод.
   Они проехали шагом около мили, когда полковник предложил девушке перейти на небыструю рысь. Следуя наставлениям, Энн чуть подтолкнула ногой свою кобылку, которая тут же послушно побежала легкой трусцой. Девушка качнулась от неожиданности, но Фицуильям был уже рядом, своей сильной рукой обхватив ее за талию.
   − Не бойтесь, − прошептал он, крепко и нежно прижимая Энн к себе.
   − Я не боюсь, − смущенная такой близостью, отвечала она, понемногу приноравливаясь к ходу лошади, и отстраняясь от своего учителя.
   − Хм… − пробормотал полковник, наблюдая, как кузина изящно покачивается в седле, всем своим видом показывая, что не нуждается в лишней опеке. Он-то надеялся, что она станет взвизгивать и падать в его объятия, но Энн слишком хорошо для новичка держалась на лошади, благодаря своей природной грациозности и гибкости, и определенно не собиралась доставить ему даже нескольких мгновений краткого наслаждения.
   Так, то шагом, то переходя на мелкую рысь, − галоп полковник решил оставить на последующие дни, когда его ученица начнет себя чувствовать в седле более уверенно, − они катались до ленча, и с явной неохотой вернулись в дом.
   − Ну, что? − требовательно спросила Джорджиана, едва они вошли в дом. − Кузина, вам понравилось кататься верхом?
   − Очень, − призналась Энн, все еще переживая то удовольствие, которого была лишена до сегодняшнего дня.
   − Я написала нашему управляющему, чтобы он прислал сюда верховых лошадей, − с неподражаемой улыбкой обращаясь к Фицуильяму, сообщила мисс Бингли. − Надеюсь, на днях мы с мисс Дарси сможем составить вам компанию. Впрочем, − она деланно ахнула, поворотясь к Джорджиане, − я совсем забыла, что вы, дорогая, не любите верховую езду. Но вы сможете вволю заниматься музыкой в часы нашего отсутствия.
   − Непременно присоединюсь к вам на прогулках, − Джорджиана не собиралась на долгое время оставлять кузена в обществе мисс Бингли.
   Леди Кэтрин изогнула бровь и выразительно посмотрела на племянника. Последние слова мисс Бингли о прибытии сюда верховых лошадей показали, что гости не собираются покидать этот гостеприимный дом в ближайшем будущем, хотя сама хозяйка надеялась, что мистер Херст не сегодня-завтра проводит своих дам в Лондон, как было заявлено им по приезде. С тех пор речей об их отъезде не заводилось и гости, казалось, были вполне довольны своим пребыванием в Кенте. Миссис Херст заканчивала вторую вышивку для подушки и заводила разговор о третьей, мистер Херст постепенно опустошал винный погребок поместья, который находил весьма недурным, мисс Бингли же находила свое удовольствие в компании Розингса, украшенной присутствием молодого и неженатого родственника леди Кэтрин.
   Полковник, также обеспокоенный подобным поворотом событий, отвечал уклончиво. Он вовсе не хотел, чтобы уединение его прогулок с Энн нарушалось двумя праздными леди.
   Энн, услышав, что мисс Бингли с Джорджианой намерены принимать участие в ее поездках с Фицуильямом, приуныла. Хотя сегодня, несмотря на ее чаяния, кузен не заговорил об их помолвке, она надеялась, что у них будет возможность еще раз объясниться. И тогда она сможет дать ему понять, что согласна выйти за него замуж, если он еще не передумал становиться ее мужем. Присутствие же кузины и мисс Бингли отодвигало решительное объяснение на    неопределенное время.
   − Разумеется, − сдержанно сказала она. − Мы с полковником Фицуильямом будем рады вашему обществу.

(продолжение)

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100