Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки


Пишите нам

 

Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»


Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»



Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»




По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»



Детективные истории

Хроники Тинкертона - «O пропавшем колье»

«В Лондоне шел дождь, когда у дома номер четыре, что пристроился среди подобных ему на узкой улице Милфорд Лейн, остановился кабриолет, из которого вышел высокий грузный мужчина сумрачного вида. Джентльмен поправил цилиндр, повел плечами, бросил суровый взгляд на лакея, раскрывшего над ним зонт, и...»

Рассказы о мистере Киббле: Как мистер Киббл боролся с фауной

«Особенности моего недуга тягостны и мучительны, ведь заключаются они в слабости и беспомощности, в растерянности, кои свойственны людям, пренебрегающим делами своими и не спешащим к отправлению обязанностей...».


«Новогодниe (рождественские) истории»:

Рождественский переполох в Эссексе

«− Зачем нам омела, если все равно не с кем поцеловаться? − пробормотала Эми, вдруг вспомнив молодого джентльмена, который сегодня первым заехал в их коттедж. У него были очень красивые голубые глаза, весьма приятные черты лица и явно светские манеры. И еще он был на редкость обаятельным... Она вздохнула и быстро прошла мимо дуба, стараясь выкинуть из головы все мысли о молодых людях, с которыми было бы так приятно оказаться под омелой на Рождество...»


Новогодняя история

«...устроилась поудобнее на заднем сидении, предвкушая поездку по вечернему Нижнему Новгороду. Она расстегнула куртку и похолодела: сумочки на ремне, в которой она везла деньги, не было… Полторы тысячи баксов на новогодние покупки, причем половина из них − чужие.  «Господи, какой ужас! Где она? Когда я могла снять сумку?» − Стойте, остановитесь! − закричала она водителю...»

Метель в пути, или
Немецко-польский
экзерсис на шпионской почве

«В эти декабрьские дни 1811 года Вестхоф выхлопотал себе служебную поездку в Литву не столько по надобности министерства, сколько по указанию, тайно полученному из Франции: наладить в Вильне работу агентурных служб в связи с дислокацией там Первой Западной российской армии. По прибытии на место ему следовало встретиться с неким Казимиром Пржанским, возглавляющим виленскую сеть, выслушать его отчет, отдать необходимые распоряжения и самолично проследить за их исполнением...»

Башмачок

«- Что за черт?! - Муравский едва успел перехватить на лету какой-то предмет, запущенный прямо ему в лицо.
- Какого черта?! – разозлившись, опять выругался он, при слабом лунном свете пытаясь рассмотреть пойманную вещь. Ботинок! Маленький, явно женский, из мягкой кожи... Муравский оценивающе взвесил его на руке. Легкий. Попади он в цель, удар не нанес бы ему ощутимого вреда, но все равно как-то не очень приятно получить по лицу ботинком. Ни с того, ни с сего...»


 

Fan fiction

Исторический иронический детектив + романтика

графика Хелги

Оглавление       Пред. гл.       Приложение

Глава пятьдесят первая,
в которой подтверждается истина о том, что
судьбою правят мелочи


  «Девица прижала ладони к пылающим ланитам. «Я не знаю, как моя накидка оказалась здесь!» – воскликнула она в отчаянии, но гордый ревнивец уже не слышал этих слов».


Из «Истории зловещих событий...»

 

Розингс, 23 апреля, пятница, 9:10 утра

   Генерал Бридл и сэр Юстас были весьма разочарованы тем обстоятельством, что на завтраке не присутствовали леди Кэтрин и мисс Бингли. Генералу ощутимо не хватало общества очаровательной хозяйки Розингса, а судья наконец сообразил, что только прелестная мисс Бингли делала сносным его пребывание в этом доме.
   − Гррр-м, - сказал Бридл, накладывая себе на тарелку омлет и почки. – Как жаль, что ночное происшествие лишило нас удовольствия лицезреть... гррр-м... фиалку...
   − Утреннее происшествие, - заметил Фэйр, пробуя копченую рыбу и пирог с телятиной, - к сожалению, вынудило некую особу – замечу, восхитительную во всех отношениях, - остаться в своей комнате, из-за чего мы не имеем возможности наслаждаться ее присутствием...
   Тинкертон выбрал себе несколько наиболее аппетитных кусков буженины и передал блюдо с ней подоспевшему мистеру Херсту. Когда судья также потянулся за бужениной, то обнаружил, что на блюде осталось лишь несколько невзрачных ломтиков. Он бросил испепеляющий взгляд на сыщика, который в этот момент вывалил на свою тарелку все вареные яйца из миски, стоящей на буфете, и прихватил с хлебницы самые румяные булочки.
   − Куда только помещается, - пробурчал себе под нос сэр Юстас, с завистью наблюдая за худым Тинкертоном. Сам судья последнее время старался ограничивать себя в еде, поскольку каждая лишняя булочка или кусок пирога моментально сказывались на его талии. – Не в коня корм...
   − Коня? – переспросила миссис Херст, сидевшая рядом с Фэйром. – Вы имеете в виду созвездие Малого коня? Меня тоже беспокоит перемещение к нему Венеры, что может вызвать бури и даже катастрофы…
   Джорджиана сидела возле капитана Шелли. Намазывая булочку маслом, она с воодушевлением рассказывала ему, как в романе «Тайный ход» под героиней провалился целый лестничный пролет, благодаря чему она – правда, целая и невредимая, - попала в подземелье, где встретила закованного в цепи героя.
   Шелли с покорным видом ее слушал, почти не воспринимая сюжет романа, более наслаждаясь возможностью находиться рядом с мисс Дарси, любоваться ее оживленным личиком и взглядом чудесных глаз.
   Полковник то и дело посматривал на мисс де Бер, сидевшей рядом с Дарси. Дарси был угрюм и молчалив. Он старался не смотреть в сторону мисс Элизабет Беннет. Она же оказалась за столом между мистером Бингли и лейтенантом Йориком, которые наперебой предлагали ей то лимонный пирог, то сыр, то рыбу. Памятуя о словах мистера Дарси по поводу ее флирта с лейтенантом, Элизабет старалась как можно холоднее держаться с Йориком, но тот не замечал ее отчужденности, весело болтая о погоде и природе Кента, а также прилегающих к Кенту графств, то и дело переводя разговор на мисс Китти Беннет и интересуясь ее увлечениями и привычками.

   После завтрака дворецкий доложил о прибытии из Хансфорда четы Коллинзов и семейства Беннет. Обменявшись приветствиями и полагающимися любезностями, пастор, беспокойно оглядевшись, поинтересовался, где же его уважаемая и досточтимая патронесса. Мысли о том, что последнее время он столь сильно обидел и рассердил дражайшую леди Кэтрин, не давали ему покоя, и он надеялся вымолить ее прощение в красноречивом и витиеватом потоке извинений. Полковник Фицуильям мягко и без излишнего драматизма изложил все ночные и утренние события. Но, несмотря на все его старания, Коллинз взволнованно вскочил и заметался по комнате, заламывая руки и восклицая:
   − Не может быть! Поверить не могу, что на жизнь ее сиятельства покушались столь ужасающим и вопиющим образом! Кто посмел поднять свою недостойную руку на сию высокочтимую и благонравную во всех отношениях леди? Подобное злодеяние без ложной скромности можно отнести к святотатству, к самому неблагочестивому и злокозненному поступку! Считаю своим долгом заявить... необходимо выписать лучших лекарей из столицы... созвать консилиум... поставить охрану у покоев ее сиятельства... нанять личных телохранителей... немедленно поймать злоумышленников...
   Немного опешив от подобного проявления темперамента, полковник вместе с Бридлом наперебой принялись уверять встревоженного пастора, что леди Кэтрин успели вынести из огня, что она не пострадала, разве что наглоталась дыма, что у нее сейчас мистер Бейтс и она чувствует себя вполне здоровой.
   − Гррр-м, - заявил генерал. – Я лично прослежу за безопасностью леди Кэтрин, и отныне она и шага не сделает без… гррр-м… моего сопровождения...
   Мистера Коллинза удалось наконец немного успокоить и усадить обратно на диван. Шарлотта села рядом с мужем и похлопала его по руке, напоминая, что он недавно встал с постели после тяжелой болезни и ему нельзя так волноваться. Пастор было притих, но миссис Херст неосторожно заметила что-то по поводу созвездия Жертвенник, от которого всегда следует ожидать всплеск неприятностей вкупе со злыми намерениями. Мистер Коллинз тут же забормотал что-то о жертве в виде леди Кэтрин, привнесенной на алтарь бедствий и страданий, и обнаружив рядом с собой на диване мистера Херста, обратился к нему с пространными рассуждения о злодеях, посмевших нарушить покой сего почтенного дома и его обитателей. Херст слушал вполуха, невпопад вставляя реплики вроде: «Да, да… Премерзко… Три дня в постели… Диета… Бесцельно проведенные дни… Отвратительно…»
   Тем временем генерал пригласил мистера и миссис Беннет в библиотеку, чтобы сообщить им последние сведения о сбежавшей дочери. Едва следственная комиссия с Беннетами удалилась, как в гостиную вошла леди Кэтрин вместе с мистером Бейтсом. За ними бежал довольный МакФлай, весь увешанный шариками репейника.
   Мистер Коллинз бросился навстречу леди Кэтрин, наткнулся на МакФлая, чуть не упал, но выправился и с радостными восклицаниями, как он безмерно счастлив видеть свою дорогую патронессу, препроводил ее к креслу и засуетился вокруг нее, поднося то подставку для ног, то подушки с ближайших диванов.
   Леди Кэтрин весьма благосклонно восприняла радения пастора, который был на седьмом небе от радости, что видит свою патронессу и может ей чем-то услужить.
   − У каждой собаки свой праздник бывает, - заметил мистер Бейтс, присаживаясь рядом с леди Кэтрин.
   Мистер Коллинз посмотрел на МакФлая, который разлегся на ковре у ног полковника и принялся выгрызать из своей шерсти колючки, но укололся и обиженно взвыл. Фицуильям вздохнул и стал отрывать репейник от собаки, закидывая шарики в камин. Аптекарь же вынул из своего саквояжа бутылочки с микстурами для мистера Херста и мистера Коллинза и успокоительные настойки для дам.
   − Как Кэролайн? Я хотела сказать: мисс Бингли? – осведомилась у него миссис Херст. – Вы же осмотрели ее?
   − Как же, как же, - ответствовал аптекарь. - Мисс Бингли отделалась некоторыми, к счастью, незначительными ушибами и синяками, что даже странно, учитывая высоту потолков Розингс Парка.
   − А что здесь с потолками? – поинтересовалась Джорджиана. – Неужели они двигаются, как в замке Туманного облака?
   − Что за замок? – нахмурилась леди Кэтрин. – В каком графстве? Я знаю все замки Англии, но не припомню такого названия.
   − «Замок Туманного облака» - это роман. Так в этом замке можно было опускать и поднимать потолки, стены и полы. Когда героиня зашла в рыцарскую залу, то злодей начал опускать пол, на котором она стояла, в подземелье. Но героиня успела перескочить на неподвижную плиту и взобраться на стену...
   − Какой ужас, - поморщилась леди Кэтрин. – Как это неудобно – иметь такой дом, в котором невозможно спокойно ходить по полу.
   − Поспешно взбирающиеся внезапно падают, - сказал мистер Бейтс и обратился к мистеру Херсту, призывая его не злоупотреблять пищей и спиртным после диеты.
   − Сегодня пир, а завтра пост, - увещевал он своего пациента. – Если вы переедите, то у вас снова начнутся проблемы с желудком, а мне придется удвоить дозы выписанной для вас микстуры...
   Мистер Коллинз по-прежнему крутился вокруг леди Кэтрин, которая с удовольствием и в красках описывала, какое пламя бушевало в ее спальне, и как генерал – этот мужественный, благородный и отважный джентльмен! – прорвался сквозь огонь и вынес ее на своих руках. Миссис Херст стала рассказывать миссис Коллинз что-то о Марсе и ожидаемых дождях, мистер Бингли не сводил глаз с мисс Джейн Беннет, которая в свою очередь тихо разговаривала с Элизабет. Мистер Дарси мрачнел, стоя у окна, Джорджиана уткнулась в новый роман под названием «Гордая леди и загадочные предубеждения», Китти забилась в угол гостиной и рассеянно обрывала лепестки с букета, стоявшего перед ней на столике, а Энн решила выйти прогуляться и подышать свежим воздухом.
   Украдкой посмотрев на полковника, она сообщила леди Кэтрин, что идет в розарий – достаточно громко, чтобы ее услышал кузен, и вышла из гостиной, прихватив с собой роман о рыцаре в тигровой шкуре, который ей сегодня утром дала почитать Джорджиана.
   В розарии Энн села на скамью, но книгу так и не раскрыла, ее занимали мысли весьма далекие от приключений рыцаря Автандилона в Индии, о чем гласил подзаголовок романа. Она думала совсем о другом рыцаре – о своем кузене Фицуильяме. «Как все изменилось буквально за несколько дней. Даже не верится, еще недавно я считала его убийцей, а теперь... теперь для меня он самый лучший, самый благородный, самый красивый джентльмен, какого только можно сыскать во всей Англии», - мечтательно думала она, то и дело поглядывая на увитую розовым кустом арку входа, ожидая услышать шаги полковника – ведь она так громко сообщила, что направляется в розарий. Она надеялась, что он вскоре присоединится к ней здесь, и они смогут погулять среди роз, наслаждаясь ароматом цветов и обществом друг друга…
   И действительно, через несколько минут она услышала похрустывание гравия под мужскими размашистыми шагами. Энн вздрогнула, быстро раскрыла книгу и сделала вид, что полностью поглощена чтением, хотя краем глаза то и дело посматривала на арку. Шаги раздавались все ближе и ближе, вот показались ноги в блестящих начищенных сапогах и направились в ее сторону. Энн порозовела, заволновалась и...
   − Тетушка забеспокоилась, что вы одеты не по погоде и просила вам передать вот это, – раздался голос, но не полковника.
   Энн быстро вскинула глаза. Ужасное разочарование охватило ее, когда она увидела, что вместо ожидаемого Фицуильяма перед ней с весьма хмурым видом стоит Дарси и протягивает ей шаль.
   «А где же полковник Фицуильям?!» – чуть не воскликнула она, но вовремя сдержалась.
   − Благодарю вас, – она машинально приняла от него шаль и положила рядом с собой на скамью, закусив губу от досады, что вместо одного кузена сюда пришел совсем другой. «Это все мама, - с отчаянием подумала она. – Сегодня на улице так тепло, даже жарко, и мне совершенно не нужна эта шаль...» Энн сразу догадалась, что ее мать подыскала предлог, с которым смогла отправить Дарси к дочери, рассчитывая, что он использует эту возможность и сделает наконец предложение, которого ждала уже в течение нескольких лет.
   Энн была уверена, что кузен также разгадал уловку своей тетки и теперь злился, что не смог отказать ей в такой невинной просьбе, как найти свою кузину и передать ей эту совершенно ненужную шаль. «Верно, мама еще сказала что-нибудь в своем духе, вроде: бедняжка Энн, оставшись без должного присмотра компаньонки, непременно простудится и заболеет, - с тоской подумала она. – Ну почему мама вечно ставит меня в неловкое положение перед кузенами? Фицуильям теперь будет думать, что я хилое и болезненное создание, хотя за последний год я и простудилась только один раз, когда во время прогулки попала под дождь и промочила ноги? И всего-то у меня пару дней немного болело горло…»
   − Гм... – тем временем кашлянул Дарси. С его стороны было бы неучтиво уйти едва появившись, и не обменявшись с кузиной хотя бы парой фраз.
   − Гм... - сказала Энн.
   Дарси вздохнул.
   − Погода в Кенте очень переменчива, – наконец выпалила Энн, от всей души сочувствуя Дарси. Она, как и он, также чувствовала себя весьма неуютно.
   − Как и в Дербишире, – подтвердил он и тоскливо посмотрел на выход из розария.
   Энн переложила шаль, размышляя, как ей ответить на вполне справедливое замечание Дарси, и случайно уронила книгу на траву. Мистер Дарси опустился на колено, чтобы поднять ее, и в тот момент, когда он подавал Энн упавшую книгу, в розарий вошел полковник Фицуильям. Улыбка на его лице моментально увяла, едва он увидел Энн и коленопреклоненного кузена перед ней.
   − Вижу, что не вовремя, – сухо сказал полковник. – Понимаю и не смею мешать.
   Дарси поднялся и положил книгу на скамью.
   − Я принес кузине шаль и уже ухожу, – он с трудом сдерживал свое раздражение. – Вам же следует проводить мисс Энн в дом, поскольку скоро, вероятно, пойдет дождь.
   Энн со вздохом подняла глаза – на голубом небе не было ни облачка.
   Между тем Дарси решительно отодвинул полковника со своего пути и исчез за кустами. В розарии повисло тяжелое молчание. Первым заговорил Фицуильям.
   − Вас можно поздравить? – ядовитым тоном поинтересовался он. – Примите мои сердечные пожелания и извинения в том, что своим появлением ненароком омрачил радость от столь желанного и долгожданного события.
   − Что вы имеете в виду? – растерялась Энн. И вдруг поняла, что мог подумать кузен, застав ее наедине с мистером Дарси. – О, нет! Вы совершенно неправильно все восприняли…
   − Вы предлагаете не верить собственным глазам, мисс де Бер? Думаю, честь отвести вас в дом принадлежит мистеру Дарси, и я не смею это оспаривать. Прошу простить, – полковник коротко поклонился и вышел из розария, оставив Энн в полнейшем расстройстве.


Глава пятьдесят вторая,
в которой мистер Дарси покидает Розингс Парк

  «Барон Д'Арси пришпорил тяжело дышащего коня. Погоня осталась далеко позади, но он не мог остановиться в азарте бешеной гонки. «О, Элизабет!» - вдруг возопила его смятенная душа, и он резко натянул поводья. Конь вздыбился под ним, кося огненным глазом».
 


Из «Истории зловещих событий...»


Розингс, 23 апреля, пятница, 10:35 утра

   Энн посидела еще немного на скамейке, затем взяла шаль и книгу и направилась домой. Не желая никому попадаться на глаза, она вошла в дом через задний вход и по черной лестнице поднялась в свою комнату. Положив книгу на стол и забросив шаль на спинку стула, Энн достала свой дневник.
   «23 апреля 18** года», - написала она и задумалась. Но вскоре продолжила:

   «Я никогда не была суеверной, но некоторые события заставляют меня пересмотреть свое отношение к природе возникновения зловещих примет и странных совпадений.
   Но начну с самого главного: ночью на маму было совершено покушение. Я ужасно испугалась, когда услышала крики о пожаре и увидела, что он случился именно в маминой спальне. К счастью, генерал (интересно, как это он оказался в это время рядом с маминой спальней?!) выломал дверь и… вынес маму на руках из огня. Мама потом до умиления нежно ворковала с генералом, и я могу ее понять: ведь когда джентльмен спасает даму от смерти столь романтическим образом, то любая леди непременно воспламенится самыми признательными чувствами к своему спасителю. (Честно говоря, я бы тоже хотела, чтобы Фицуильям спас меня и вынес откуда-нибудь на руках, так что я даже немного завидую маме, что ей довелось пережить подобное волнующее происшествие.)
   Слава Богу, мама совсем не пострадала, хотя теперь я крайне обеспокоена, что злоумышленник добрался уже и до нее… Такое впечатление, что он хочет убить абсолютно всех обитателей Розингса и Хансфорда...
   Да, еще было происшествие с мисс Бингли, которая самым неделикатным образом свалилась с лестницы. Мне ее почему-то совсем не жалко, тем более, что она легко отделалась незначительными ушибами… Еще непонятно, покушение это или нет. Но, признаться, если бы здесь не происходили все эти ужасные случаи, я бы подумала, что она упала специально, чтобы обратить на себя внимание кузена Дарси (говорят, она съехала прямо к его ногам).
   Вчера судья арестовал Дарси, а мисс Элизабет Беннет вызволила его из-под стражи своими показаниями. Что-то там происходило с беседкой и пальто, и все это выглядит довольно подозрительно. Не в том смысле, что Дарси мог столкнуть мисс Мэри в пруд – такая странная идеям могла прийти в голову только этому недалекому сэру Юстасу, - а эта встреча Дарси и мисс Элизабет в беседке, позабытое пальто, молчание кузена при допросе...
   Еще эта история с миссис Коллинз, когда взбалмошная миссис Беннет приняла обморок за убийство. Хотя после всех этих происшествий любому начнут мерещиться всякие ужасы. Да еще когда миссис Херст бесконечно верещит о кровавых пятнах на Меркурии и зловещем перемещении всех созвездий.
   Кстати, о зловещем (приметах и совпадениях). Как выясняется, даже обыкновенная шаль может создать множество неприятностей и привести к самым неожиданным последствиям. Например, недавно одна шаль указала на кровавое преступление, а другая – привела к ужасному разрыву необыкновенно прекрасных отношений. Если бы миссис Дженкинсон не накинула на себя этот – довольно удобный, надо признать, - предмет одежды, то мы, возможно, никогда не узнали о трагедии в лесу. А не отправь мама кузена Дарси отнести мне шаль – я бы не сидела сейчас в одиночестве над дневником, а находилась в компании с Фицуильямом. Может быть, он даже решился бы сказать, как я ему нравлюсь... Или просто смотрел на меня своими красивыми глазами, от одного взгляда которых я начинаю таять...
   Но теперь шаль сыграла свою роковую роль, и я вижу в этом знамение судьбы и созвездий, о чем постоянно твердит миссис Херст. Раз Фицуильям способен отказаться от меня только потому, что я разговаривала с Дарси (который, если и хотел с кем уединиться в розарии, то явно не со мной, - и всем своим угрюмым видом это показывал) – я готова принять этот удар и достойно выдержать все грядущие напасти. Я буду страдать и, может быть, даже чахнуть, но никогда не смогу простить Фицуильяма за высказанные им вздорные обвинения. Он не соизволил меня не то, что выслушать, - он чуть не обвинил меня в предпочтении ему Дарси, и ушел самым непростительным и даже вопиющим образом. Решено: я никогда более не посмотрю на него и никогда не прощу ему эту сцену – даже если он на коленях будет умолять меня о снисхождении. Я буду гордой и последовательной до конца...»


   Тут что-то капнуло, и на последней строчке чернила расплылись в мокрое и мутное пятно. Энн вздохнула, смахнула невесть откуда появившиеся слезы, чувствуя себя настоящей героиней одного из готических романов Джорджианы, и достала второй дневник.

   «Мама потрясающе мужественно пережила выпавшие на ее долю испытания и даже отказалась находиться в постели, несмотря на предписания мистера Бейтса. Едва успев оправиться от покушения, она неутомимо приступила к выполнению своих обязанностей хозяйки Розингса, являя нам всем пример для подражания своей стойкостью и бодростью духа. Страшно подумать, в какой упадок пришли бы поместье и окрестности, оставленные даже на день без ее твердого руководства...»

   Леди Кэтрин была весьма довольна, что так ловко сумела отправить Дарси к своей дочери. «Конечно, он не упустит такой удобной ситуации и наверняка объяснится с Энн. Эти молодые люди теперь такие нерешительные – Дарси уже почти неделю живет в Розингсе, и до сих пор не сумел найти возможность сделать ей предложение, - чуть не потирая руки, размышляла ее сиятельство. – Взял бы пример с генерала Бридла – вот образец смелости, решительности и твердости… Свадьбу сыграем осенью со всевозможной пышностью...» И леди Кэтрин мысленно принялась составлять список гостей, которые удостоятся чести присутствовать на столь выдающемся мероприятии. Она не обращала внимания на бормотания мистера Коллинза, по-прежнему приносившего ей извинения за доставленные беспокойства, не слушала рассуждения миссис Херст о каких-то созвездиях, сошедших с орбиты, и даже не взглянула на мистера Херста, опустошающего второй графин с кларетом. Но было совершенно невозможно думать о таких приятных вещах, как свадебное платье и приданое дочери, когда послышались крики миссис Беннет - «бедная, бедная моя девочка!» - перемежающиеся со всхлипываниями и причитаниями, с которыми она ворвалась в гостиную.
   − Лидия теперь потеряна для нас навсегда! – трагическим голосом возвестила она и рухнула в кресло.
   − Что вы хотите этим сказать? – удивилась леди Кэтрин. – Разве на вашу дочь было совершено покушение?
   − Уж лучше бы на нее совершили покушение! – простонала миссис Беннет. Джейн и Элизабет в смятении переглянулись и посмотрели на отца, вошедшего в гостиную в сопровождении генерала и судьи Фэйра.
   − Лидия с мистером Уикхемом направились в Лондон, - объяснил дочерям мистер Беннет. Он был бледен, но спокоен.
   − А ваш отец, дорогие мои девочки, собирается ехать за ними и стреляться с мистером Уикхемом. Конечно, мистера Беннета убьют, я останусь вдовой, вы – сиротами, нас выгонят из дома, и что с нами тогда станется?
   Все вздрогнули и разом заговорили:
   − Какие глупости! – воскликнула леди Кэтрин. – Нынче не принято стреляться...
   − Я говорила, ведь я предупреждала, что на Марсе во время вхождения в созвездие Дракона появляются кровавые пятна… - затараторила миссис Херст.
   − Мой христианский долг, дорогой кузен, отговорить вас от столь неразумного дела, как дуэль, напомнить о смирении и всепрощении, - воздел руки мистер Коллинз. – Со своей стороны, я могу заверить, что приход в моем лице позаботится и вдовах и сиротах...
   − Пристрелить – и точка! – крякнул мистер Херст и вылил в себя очередной бокал кларета.
   − Дуэль на шпагах выглядит куда романтичнее, - задумчиво сказала Джорджиана.
   − Гррр-м, - пророкотал генерал.
   − Дуэли преследуются законом, - напомнил судья.
   − Папа! Мама! – Китти в испуге оторвала от букета последний лист, с ужасом посмотрела на голые стебли и кучку листьев на столике, сморщилась и заплакала.
   − Мистер Беннет, мне кажется, вам не стоит стреляться с мистером Уикхемом – ведь, если вы его убьете, тогда некому будет жениться на Лидии, - подала голос Шарлотта.
   − Мама, папа не будет стреляться – он лишь должен найти их и заставить обвенчаться, - сказала Элизабет.
   − Мистер Уикхем поступит весьма благородно, если возьмет в жены Лидию – ведь у нее совсем нет приданого, - произнесла Джейн. – Выходит, зря о нем говорили, что он ищет богатую невесту.
   − Мистер Беннет, вы можете располагать мной, - вмешался Бингли. – Я готов предоставить вам свой экипаж, чтобы добраться до Лондона.
   − Прошу прощения, леди Кэтрин, - обратился мистер Беннет к хозяйке дома. - Но, как вы понимаете, мне придется срочно вас покинуть...
   − Конечно, мистер Беннет, – ответила леди Кэтрин. – Я рада, что вы понимаете свой долг.
   Мистер Беннет направился было к выходу из гостиной, но в дверях его остановил мистер Дарси, который успел застать конец только что разыгравшейся баталии.
   − Мистер Беннет, – Дарси учтиво поклонился и пригласил мистера Беннета проследовать вместе с ним в холл. – Я услышал, что вы намереваетесь ехать в Лондон. Поскольку дела также призывают меня туда, я могу выехать сегодня же и предоставить вам место в моем экипаже.
   Мистер Беннет, если и был изумлен таким вниманием со стороны обычно надменного мистера Дарси, то был слишком благодарен за столь своевременную оказию, и с готовностью принял это предложение.
   Договорившись о времени отъезда, мистер Беннет поспешил в Хансфорд собрать необходимые в дорогу вещи. Дарси не успел сделать и нескольких шагов к лестнице, ведущей на второй этаж, как наткнулся на леди Кэтрин, которая вышла вслед за ним, горя желанием услышать о наконец состоявшейся помолвке своей дочери и любимого племянника.
   − Ну, что? – спросила она Дарси, с сияющей улыбкой на лице.
   − Что – что, мадам? – не понял он.
   − Ну, вы видели Энн?
   − Да, и передал ей шаль, как вы просили, - ответил Дарси. – Кстати, должен вам сообщить, что дела срочно требуют меня в Лондон.
   − В Лондон? – удивилась леди Кэтрин. – И почему такая спешка? Неужели вы сможете вот так оставить свою несчастную тетю, которая чуть не сгорела в собственной постели, да и Энн…
   Тут она поняла, в чем дело, и ласково похлопала племянника по руке:
   − Неужели вам так не терпится? Я и сама когда-то была молодой, так что могу понять все ваше нетерпение, но, уверяю вас, вовсе не следует комкать столь значительное событие, напротив, оно должно происходить со всей пышностью… Да и вашему дяде графу тоже захочется присутствовать… И списки, списки гостей… Нет, нет, я категорически против спешки…
   − Увы, - сказал Дарси, не вникая в слова тетки. – Я сегодня же уезжаю в Лондон. У меня дело, не терпящее отлагательств.
   − Знаю я ваши дела... - со смешком кивнула леди Кэтрин. - И всегда говорила, что легкомыслие молодых людей приводит к необдуманным поступкам. Признайтесь же, зачем вам так срочно понадобилось ехать в Лондон?
   − Простите, мадам, но у меня нет времени, – Дарси поклонился и быстро направился к лестнице.
   − Что случилось? – в холл с улицы вошел Фицуильям и посмотрел на спину удаляющегося Дарси.
   − Дарси мчится в Лондон за специальным разрешением, - сообщила ему леди Кэтрин. – Конечно, я рада, что они с Энн помолвлены, но я решительно против спешки в подобных делах. Да и выдать замуж свою родную дочь я хочу со всеми положенными обрядами, оглашением и достойной свадьбой… Фицуильям, догоните Дарси и передайте ему, что я не позволю ему венчаться по разрешению! Никто из семьи де Беров не запятнает себя скоропалительными и непродуманными поступками, тем более, вступлением в брак…
   Но полковник не услышал последних слов тетки, устремившись за кузеном. Едва Дарси вошел в свою комнату, как туда же ворвался Фицуильям, схватил его за лацканы сюртука и отбросил к стене.
   − Что вы себе позволяете, кузен?! - вскричал разъярившийся Дарси.
   − Что позволяю?! – Фицуильям с ненавистью посмотрел на него. – Это вы, вы... Вам мало своего состояния – вы хотите еще и Розингс прибрать к своим рукам. Ну, берите на здоровье! Но Энн… Энн… Она же вам не нужна, вы ее не любите!
   − Не люблю, - Дарси зло уставился на полковника.
   − Тогда зачем? Неужели вам не хватает дохода с Пемберли?
   − Мне хватает своего дохода, и мне не нужен Розингс, - вскричал Дарси. – Это тетушка вбила себе в голову идею, что я должен жениться на кузине. Но я не собираюсь этого делать. И если она вас подослала ко мне…
   − Она сказала мне, что вы едете в Лондон за специальным разрешением, чтобы в ближайшие дни обвенчаться с Энн.
   − Глупости какие, - Дарси передернул плечами.
   − Но в розарии вы стояли перед ней на коленях, а такая поза всегда сопутствует предложению руки и сердца…
   − Только в романах Джорджианы, - поморщился Дарси. – Я не собираюсь вставать на колени, делая предложение... Это вряд ли поможет получить руку, если ее не склонны вам отдавать...
   − Так Энн отказала вам?
   − Я не делал ей предложение, - устало проговорил Дарси. – Она уронила книгу на траву, и я поднял ее, вот и все.
   − Но леди Кэтрин...
   − Леди Кэтрин спит и видит женить меня на своей дочери – и вы это прекрасно знаете. С чего она решила, что я еду в Лондон за разрешением… - Дарси криво усмехнулся. – Так вы решили приударить за всеми барышнями, проживающими на данный момент в Розингсе?
   − Ни за кем я не приударяю, - пробормотал Фицуильям, доставая платок и со вздохом утирая лоб. – Просто мне стало жаль кузину, на которой хотят жениться лишь из-за приданого...
   − Можете успокоиться, - Дарси протянул руку полковнику. – Я не собираюсь ни на ком жениться. Во всяком случае, в ближайшее время.
   − Тогда – счастливого пути, - Фицуильям крепко пожал руку кузена. – Прошу извинить, я погорячился.
   − У вас были основания, – я бы тоже мог подумать подобное, застав вас на коленях перед какой-нибудь дамой.
   Кузены распрощались, и через полчаса карета, запряженная четверкой гнедых, направилась в сторону Лондона. Измученный бессонной ночью и душевными волнениями, Дарси задремал.
   «В какой бы форме вы ни сделали мне предложение, я все равно не смогла бы его принять», – услышал вдруг он, и из глубины кареты на него глянули темные глаза, сверкающие гневом и обидой. Дарси вздрогнул и проснулся. Напротив него, покачиваясь, дремал мистер Беннет. Стучали копыта, поскрипывали рессоры, карета уносила его все дальше и дальше от Розингса...


(Продолжение)

Оглавление       Пред. гл.

2007 г.

Коллективное творчество

Copyright © 2007-2009
Все права принадлежат apropospage.ru



Обсудить на форуме (более 5 тысяч сообщений)

Fan fiction
О жизни и творчестве Джейн Остин

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru